ZenRu
Красный ДзенХелп
Белый ДзенХелп
Лекции семинаров по Второй логике
Бодхисаттвская Правда
Юридическая Фирма «Ай Пи Про» (IPPRO)
Интернет Магазин Настоящей Еды «И-МНЕ»
Гео-чаты Hypple
«Тикток + Лунатик» в России и СНГ
Ремешки для iPod nano LunaTik и TikTok

 

Лекция №8: "Основное свойство Бога, или Нужно ли быть Богом? "

Второй семинар по Второй логике для всех желающих
22-24.10.2004, Подмосковье

ШКОЛА ПО ВТОРОЙ ЛОГИКЕ проводит годовой цикл ежемесячных 2-х дневных семинаров-тренингов по Второй логике для всех желающих

ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН СЕМИНАРОВ-ТРЕНИНГОВ ПО ВТОРОЙ ЛОГИКЕ

Клейн:
Упражнения — это детский сад. Сейчас эти психологические упражнения не нужны. Но не потому «детский сад», что они сами по себе детский сад, а потому, что когда ты проходишь их, да потом ещё и ещё, то… — вот ты строитель, а дети в детском саду играют с кубиками, а тебе нечего с кубиками играть, ты из конструктора вырос.

Шухов:
Когда было немного попроще, я создавал ситуации. Но никакой необходимости в этом нет. Сейчас у меня каждое общение с новым человеком — это какой-то мини-тренинг, что-то новое открывается, чему-то новому учусь.

Каждый человек уникален и индивидуален. И для каждого человека нужно какую-то формочку подобрать — уникальную и индивидуальную. Иначе не получается настроить взаимодействие, когда взаимообмен происходит, когда человек открывается перед тобой, и общаешься не с его оболочкой, не с формочками какими-то, ну грубо говоря — не «флажками» перед тобой машет, а сидит перед тобой настоящий, какой он есть… Обучение этому «мастерству подбора форм» происходит на самом деле практически постоянно. Чем в более плотную «трубку событий» ты вкручиваешься, тем больше создаётся таких ситуаций, где ты чему-то можешь научиться.

Материалы Второго семинара по Второй логике для всех желающих 22-24.10.2004 (Подмосковье)

Клейн:
Хочу добавить, что если вкручиваешься без должного понимания, или «вектора развития понимания», то можно сто жизней заниматься всякой активной деятельностью, и это будет на уровне «махания флажками».

Если у тебя есть правильная позиция, правильная сориентированность, правильное направление — то тогда, чем активнее будут эти ситуации, тем больше будет материала, чтобы твоя позиция раскрывалась. Если этой позиции нет, то какой бы сложности это ни было — плоская суета получается, как изучение или прохождение квадратиков на этой картине (показывает).

Белка:
Я буду говорить про наращивание потока. Сначала должен проявится собственный поток, а собственный поток лучше создавать в условиях, которые ты назвал «лабораторные». Когда я приехала первый раз на семинар, я чувствовала что-то такое: Новый год, ёлочку… Игорь говорит: «О! Белка приехала, пойдём с нами!» А мне страшно! Играть, петь заставят…

Клейн:
Игорь, ты не помнишь?

Шухов:
Да, я помню.

Клейн:
Видишь, прошёл мимо девушки — можно сказать, у неё вся жизнь изменилась…

Белка:
Потом, на апрельском семинаре, я уже пыталась что-то там хитроумное — там появилось уже «про Петрова и Белку» pi.zen.ru/petrov/2003/petrov012.htm… через который стала я проявляться.

Потом в июне я уже — о! чуваки! будем делать семинар в Нижнем Новгороде! ну-ка, давайте приезжайте! — И вот как-то пытаешься сначала… а потом заходишь и видишь, что что-то такое уже можешь делать. И что уже это не сломаешь, соплёй не перешибёшь. Потом идёшь уже в боевые условия…

Шухов:
Сейчас Белку слушал, и ещё вот такую штуку вспомнил:

Если сидеть дома за компьютером и чего-то там делать: на письма отвечать, какие-то дневники писать, ещё чего-то — то в какой то момент может показаться «Блин, да я же Бог». Реально Бог. Я всё могу, я всё просекаю, все эти фишки… Но здесь такая штука — я «бог» конкретно на своей кухне, конкретно за этим компьютером и вот… так жить нельзя. А чтобы увидеть, что ты не бог — приди в министерство или ещё куда-то… и начни работать с обычными людьми, попробуй что-то сделать, и очень быстро ты убедишься в том, что та иллюзия, которую ты создал себе — это фигня.

И в связи с этим вот мне всегда вспоминается такая притча, про мастера, который стрелял из лука. И вот он научился стрелять безукоризненно, он берёт лук, бац, и всё — десятка. И он подумал: — блин, равных мне нет. Приходит старичок какой-то: — ты хорошо стреляешь из лука? — он говорит: да. Пойдём, говорит, посоревнуемся. У них нет такого посыла «посоревнуемся». Тот выходит, бац, попадает. Дальше идут на скалу, вот так вот встают над пропастью, у него 2/3 ступни свисают, берёт этот лук и в десятку стреляет, и этому говорит молодому — типа, ты попробуй, — тот от страха упал бедный и лежит, трясётся. Ему страшно даже мыслить, что… И вот это он всё понимает и говорит: ёлки-палки, да ничего вот я ещё… Я не помню, чем там это всё кончается, но мне хотелось бы, чтобы кончилось это так: он упал в ноги этому мастеру и говорит, блин, буду учиться у тебя ещё двадцать пять лет, но всё-таки научусь этому.

Это я к тому, что эти модельки иллюзорные, которые строит сознание — это, на самом деле, ловушки какие-то. И попасть в эту ловушку можно на очень долгое время, это то же самое, как сесть на какую-то «иглу»… Либо стать супер-специалистом в очень узком секторе мира, и всю жизнь там «бю-бю-бю».

Вот такая штука про иллюзии и ловушки, чтобы понять, что «работать, работать и работать» — надо в реальных ситуациях. В реальной жизни. Не создавать виртуальный мир, виртуальную реальность.

Естественно, это нужно для человека, который стоит на позиции «развиваться». Если нет этой позиции, ну тогда понятно. Можно бесконечно заниматься — на счётах что-то считать, болванки точить.

Учащийся:
А выделить можно то, что ты стал Богом?

Шухов:
Короче, это всё фигня. Для кого-то это важное очень мероприятие — мнить себя Богом. Для кого-то это ритуал какой-то: вы все боги, ну что ж я-то не бог?

Клейн:
Вот Белка говорила, что «фигачить и всё», и даже не анализирует. Так дело в том, что объявление себя богом — очень похоже на это «фигачить и даже не анализирует».

Основное свойство Бога: Что бы он ни делал — он всегда прав!

И нужно обладать большой смелостью, большим нахальством, чтобы сказать себе такое.

А до этого — ты должен понимать, что ты должен отточить свои качества до таких пределов… Умения, качества, искусность, понимание — до какого-то предела, чтобы это уже видеть.

Мало того, там вот еще какая штука. Дзен заключается в том, что никогда ты не сможешь отточить свои качества настолько, чтобы объявить самому себе, что всё — 100% уже вот это. Т.е. ты должен объявить себя богом до того, как ты им станешь. Потому что если ты не объявляешь себя богом до того, как ты им станешь, ты им не станешь никогда.

Если ты объявил себя богом раньше, чем положено, то тебя треснут по башке и люди, и Бог, и ты сам.

Знаешь, лыжник на трамплине? Вот он поехал. И пока он по трамплину едет — он может изменить траекторию! Палкой оттолкнуться, ногой, притормозить, подрулить куда-то. Он может кон-тро-ли-ро-вать своё движение.

Когда Белка фигачит и не задумывается — это аналог того, что она не кон-тро-ли-ру-ет своё движение.

У лыжника это наступает, когда он прыгнул с трамплина. Вот как он раньше разогнался, как он «отточил свои качества» — всё: теперь он летит, теперь он «поток». Он «объявил себя Богом, и теперь он всегда прав».

Потому что — что такое «ты всегда прав»? — Ты себя перестаёшь контролировать, перестаёшь подрезать свои проявления.

У тебя нет возможности, когда ты уже находишься в воздухе, рулить и контролировать.

Понятно, что когда она фигачит, она не контролирует себя.

И если она раньше, чем нужно, позволила себе начать себя не контролировать, — т.е. «лыжник подпрыгнул ДО края трамплина» — то он соплёй на улицу упадёт.

Но тут и вот какая штука есть: если она не объявила себя вовремя богом, когда этот этап развился — если он не прыгнул, когда НУЖНО прыгнуть — то он тоже соплёй свалится вниз.

Это как та же штука: пойдёшь направо — жизнь потеряешь, пойдёшь налево — коня потеряешь, прямо пойдёшь — всё потеряешь.

Стоит богатырь в раздумьях, и голос с неба: — стоять будешь, — прямо здесь в лоб получишь!

Вот такая ситуация. Перестал ты раньше себя контролировать, отпустил, объявил себя Богом, раньше, чем нужно — получил по башке.

Позже? — и за это ты получишь. За то, что ты не осмелился, что тебе не хватило смелости на следующий шаг. Опять как сопля упадёшь, опять получишь.

И плюс у тебя никогда не будет 100% уверенности, что вот надо прыгать. Если кому понятно, о чём я говорю, хорошо тогда.

Главное качество Бога — что он всегда прав. Осмелишься ты объявить об этом вслух себе и окружающим… — ну, хорошо. Но, тем не менее, отточенность понимания, знаний, умений, качеств — она должна быть.

Игорь вполне мог объявить себя богом, и, наверно, объявлял, по крайней мере, внутри себя, когда сидел за компьютером, писал дневники, отвечал на письма, и всё было умно, глубоко и действительно всё видно, всё объёмно… Ну, если не богом — то понимание своей исключительности, понимание, что я-то уж точно вижу, что сейчас нужно делать…

Потом, если ты не попался в эту ловушку, то дальше…

А задача всех ловушек одна: затормозить тебя, затормозить тебя на своём пути — желательно, навсегда, желательно, чтобы ещё и в обратную сторону. Именно в этом смысл любых препятствий — начиная от трения и кончая ловушкой.

Чем ты выше поднимаешься, тем тоньше ловушки. Пока ты низко, ты даже о них и не знаешь, и не подозреваешь.

Когда ты движешься, ты видишь — вот это «актуальные ловушки», а вот что раньше были ловушки, это детский сад. И эти новые, более высокого уровня ловушки — они тонкие, но они не «сильные», не грубые. Они — глобальные, более коварные, мастерские — и вот, идёшь.

И когда прошёл — если ты на той, на той, на той ловушке не попался, там не затормозил, а в этом повторю, задача всех ловушек и препятствий — тогда ты, дойдя до какой то ступеньки, можешь оглянуться вниз и подумать: ну, это был детский сад.

Я когда прошёл «вершину мудрости», у меня это сформулировалось так: когда ты понимаешь, что нужно идти дальше, несмотря на то, что уже вот вершина, всё, идти дальше некуда, то потом ты получаешь право сказать, что — это «низина вершин мудрости».

Но существует всегда шанс пройти. Всегда очень ма-аленький шанс, потому что дело-то — о-го-го, какое.

Шухов:
(неразборчиво, говорит про Ларису, входит Лариса, она только что приехала на семинар)

Клейн:
Эффектно, Игорь, вы договорились между собой (смех). Вот, Белка, плоды настоящей «энергетической синхронизации». Наше с тобой «адвокат — телепат» — это был лишь бледный спектакль.

Шухов:
А потом, когда я всё это понял, я понял, что ну не может же быть так, что я ничего не боюсь. И сложилась такая ситуация — она сама собой сложилась — захотелось мне съездить в лес. Я поехал в лес, развёл костёр — блин, оказывается, я боюсь ночевать в лесу один, когда там начали ветки похрустывать… Страх появляется — и это страх, знаешь, такой!.. Это я к чему говорю? К тому, что для тех, кто пока не соприкоснулся с какой-то ситуацией реально — сложно сказать, боишься ты или не боишься.

Клейн:
И кажется, что не боишься.

Шухов:
Это я не к тому, что нужно в лес ехать — более того, я противник таких вещей, когда человек специально создаёт ситуации, когда прыгает через два дома — упаду не упаду? А к тому, что — ещё раз подчёркиваю эту мысль — только в реальной конфликтной жизни можно увидеть свои недоработки, свои какие-то корявости и только тогда есть шанс, что сможешь двинуться дальше.

А если где-то засел, застопорился, возомнил себя «богом автосалона»… Я сейчас даю конкретный пример такой. Я вспомнил ситуацию 3 года тому назад, когда был бизнес, было хорошо — и так хорошо было, что я думал, что достиг вершин какого-то понимания и что могу учить людей смело.

«Смело» — в том плане, что брать ответственность за их жизнь, тащить их куда-то и чего-то там с ними делать.

Да, кстати, важное такое: когда я в первый раз прочитал то, что Клейн написал, то первая мысль у меня была такая: «у, блин, чувак не просекает», — это вот первая мысль, которая накатила.

Клейн:
Да, это распространено.

Шухов:
А я-то — понимаю!… Хотя я себе это так нагло не формулировал… Хотя все мои действия были такие…

И вот началась переписка. Три месяца. И когда я приехал в Москву и начал в этой среде активно — есть такое слово «колбаситься» — действовать в этой среде, я увидел, насколько этот уровень, вот этого автосалона, насколько он… — мизер.

Но ещё раз повторю: создал иллюзию понимания — смотришь и… И только подбираясь к каким-то вершинам, можно понять, оценить.

Клейн:
Да, оценить. Если ты через что-то прошёл в какой-то узкой специальности — не важно, музыку пишешь или картины — и ты пытался решить эти задачи и не мог, например, и вдруг ты видишь — а, вот! он решил эту задачу!.. — тогда ты можешь оценить.

И точно так же, если ты мастер философии, стратегии, понимания — проходишь всё дальше и дальше — тогда оно становится что-то понятным.

Участник:
Каким образом можно узнать, что ты попал в ловушку?

Шухов:
У меня было несколько ситуаций, что шансов никаких. Это я сейчас могу понять, что шансов никаких. Когда ты сидишь в ловушке — как зверь в яму попал — и ты глазами крутишь, крутишь и не видишь, и всё: «ну попал…»

И, в общем-то, не то, что попал… — не видно этого. Прям сидишь и не знаешь. И тогда, если есть рядом «добрый друг-наставник», который понимает больше тебя, он тебя там как-то пнёт, скажет, поможет.

Клейн:
«Добрый друг-наставник» — это цитата из «Сутры помоста Шестого патриарха» shuhov69.narod.ru/arch/essay/huay-nen.htm

Шухов:
Ну, если бы не было Клейна, то я бы во многих ловушках мог бы сидеть бесконечно — бесконечное количество времени. Но я хочу сказать следующее.

Клейн:
Можно я тебя перебью?

Одна из моих мотиваций — всем этим делом заниматься — это то, что я шёл, шёл, через всякие события, у меня там устремлённость была, я хотел понять, я проходил через очень активные события. И в какой-то момент я сказал: «не хочу время своей жизни тратить на вот то, вот то, вот то и вот так вот».

И, тем не менее, когда мне исполнилось 40 лет, я посмотрел назад, оглянулся по сторонам, и с удивлением обнаружил: — блин! я прошёл по «минному полю» и по какой-то причине не подорвался…

Т.е. шансов почти нет. Т.е. это именно так: «О! я прошёл!»

И так как к этому моменту мой уровень понимания был достаточно высокий, чтобы понять: я прошёл, и это большая очень редкость, и что мой долг этот как-то опыт — как ты говоришь? «правил нет» — передать какому-то количеству таких же, как я, которые пока только вышли, ещё не проходят… Т.е. я прошёл случайно.

Так реализуется специфический шанс — одного на миллионы. И в этом смысле, в дзен, в чань — оно, действительно, передавалось. А вот чтобы самостоятельно пройти — это случайность. И да, я не помню точно цифру, это нужно Ольгу Шотландию спросить, но камбала откладывает порядка 3-х миллионов икринок. Выживают 13-15. Статистически вот так. Закон больших чисел. В данном случае — почему именно я? почему номер 325847? почему именно Клейн?

Случайность, просто случайность. Какая-то икринка должна выжить. Всё.

Каждая из этих 3-х миллионов икринок на своей стадии, естественно, в песок зарывается, кто-то расслабляется… — разные способы пробуют. Не так — так так.

Мало того, я ж чётко говорю, что я ж: дошёл, вступил вот в это, оглянулся — во!

У меня даже мысли не было — «дойти — не дойти…» У меня даже этой модели не было, что «доходят, не доходят».

Среди моих актуальных целей, никогда не было цели «дойти». Там перейти какой-то период, пройти какую-то полосу, пройти там что-то — это, да, было.

Но не важно. Оценить такой путь — смогут те, кто дойдёт не до этого, а до чего-то другого, и картина будет ясна не меньше.

И одной из моих мотиваций… — это аналог вот чего:

Когда-то мне довелось изучать Маркса, и вот я въехал. В его мышление, и во всё въехал. Я въехал даже в то, что у нас в стране происходит… и т.д. и т.д. Это был 1987 год. Т.е. Маркс написал свою работу «Капитал», я сейчас точно не помню — по-моему, это был 1864 год. Соответственно в 1987 году, когда прошло 120 лет — ну, будем считать 150 — с 1848 года, когда был написан «Манифест Коммунистической партии». И вот 150 лет прошло, и я могу написать следующий том «Капитала».

Так вот, я себя чувствовал «сосудом с драгоценной жидкостью»: я вот так вот ходил (показывает, как несет большой аквариум) — не так, конечно, но я ходил вот так. Я тогда жил в Ростове-на-Дону, я даже через трамвайные пути переходил аккуратно, чтоб меня трамвай не переехал. Не переехал этот «сосуд, наполненный этой драгоценной жидкостью».

Через неделю у меня это прошло, но не в том смысле, что я там неправильно Маркса понимаю или… Я подумал: пошло оно на фиг, писать там, фигня это.

Вот. Но. Это состояние, знаешь — вот ты не ты, а сосуд и драгоценная жидкость, которая не тебе принадлежит, ты только курьер. Можно выразиться: посланник. Посланник — это курьер. Т.е. у него есть то, чего ему не принадлежит.

И в этом смысле, это похоже на эту ситуацию, когда я в 40 лет посмотрел: — блин, так я же прошёл, это моя победа! Она не мне принадлежит. Не в том смысле, что она «не мне принадлежит», а в том смысле, что это «не является моей собственностью», что это то, что я должен передать. Причём, это не та тема, что «осознать себя богом»…

Да, я говорю, что я прошёл случайно, пусть это в кавычках, потому-то я изо всех сил, сколько я себя помню, шёл…

Там есть такая штука, что, когда мне было 25 лет, я целых две недели находился в том состоянии сознания, к которому я до сих пор не пришёл. А через 2 года смотрю, появляется качество — блееедненькое по сравнению с тем, что было тогда, и всего одно — а я-то, я вижу, откуда оно взялось!

Потом я посмотрел, какое-то качество появилось через 6 лет, какое-то через 12, какое-то через 18… Но тогда я эту штуку правильно воспринимал, я воспринимал как… вот тогда, ещё не зная ничего, что через 2 года я там зафиксирую — я воспринимал, как кто-то открыл дверку и показал, каким я могу быть, если я буду стараться, стараться, стараться.

Я, кстати, в какой-то момент, не так уж давно, беседовал с каким-то количеством людей, и я выяснил, что подобное состояние люди переживали — правда, я никого не встретил, у кого это бы длилось две недели — но там день, два, полдня… Вот Игорь кивает, Таня кивает, Ума кивает — т.е. это у вас было.

А у меня было две недели. На третий день — на третий или на четвёртый, а за два дня не успеешь — я сообразил, что нужно оглянуться по сторонам и сообразить, кто же ещё в таком же состоянии находился? Находился вокруг или в истории, потому что — его видно… Потом я начинал ещё чего-то исследовать… И эта штука — важная. Она очень способствует — она не гарантирует, а способствует — тому, что бы это «минное поле» перейти.

Потому-то, когда становилось совсем трудно — невмоготу или бессмысленно — от «сил нет» до «по морде» в любой форме — от трудности до соблазна… — но я-то помню! Это мой личный опыт! Вот я был! Каким можно быть! Я-то знаю, что это не сказка! Мне никто это не рассказывал, это мой личный опыт! Я-то знаю точно, что это есть.

Ползёшь, ползёшь, ползёшь — ну, и как-то там ещё складывалось… вовне. Как в своё время — в «Записных книжках» стоит на ДзенРу — когда-то давно мы с друзьями сформулировали такое изречение, назвали его китайской пословицей, звучит так: «Страна специально рассветает для нас».

Означало это следующее:

Вот ты идёшь. Как стал что-то такое соображать — хоп! внешние условия в мире так изменились, что для тебя открылась дверь.

Ну, например: ты развивался в дизайне — хоп! в 1985 году наступают какие-то послабления в обществе, когда можно заниматься своим нелегальным бизнесом. Только ты им позанимался, приобрёл какой-то опыт — раз! в 1986 году выходит постановление Министерства культуры о создании молодёжных объединений. Можно уже легально что-то делать. Это не важно, что там нельзя зарплаты получать, нельзя деньги себе, а все деньги, которые эта группа зарабатывает, должны идти на уставные цели — но уже год устав писали, но уже проходили этот новый опыт. Сейчас устав у нас пишется, ну не знаю… — за полтора часа! Чтобы нам написать устав чего-то, нам нужно полтора часа. Я имею в виду, что мы год ходили — ну, понятно там ещё и страна такая была, что никто ничего не знал.

Только мы сделали этот устав, сделали это объединение, провели первую выставку дизайна в Ростове — опа! 1987 год, выходит закон о кооперативах.

Только мы там с кооперативами разобрались — опа! приватизация началась.

Т.е. как только ты приобретаешь какой-то опыт — от деятельности, от масштабов, от количества людей, денежных потоков — хоп! сразу раскрываются новые возможности.

Только научился, понял, как что функционирует — опа! — биржи стали создаваться. Биржи, банки… Только разобрался с биржами — бах! инвестиционные фонды, чековые, ваучерные, 1992-1993 год. Только с ними поразбирался, понял, что это всё фигня, что нужно заниматься пенсионными фондами — опа! — не закон вышел, закон вышел всего года два назад — а вышло опять-таки какое-то там временное постановление о том, что можно делать негосударственные пенсионные фонды.

Ну и так далее. В этом смысле, как-то так ещё получилось, мало того, что был личный опыт «я-то знаю, что это есть», в этом смысле… — Белка, ты здесь? Вот представь, вот ты развиваешься, а жизнь тебе подбрасывает. Раз! — вот вы развилась до чего-то, оно раз — опа! — и вот так сложилось. У меня такая же ситуация была, что партия и правительство выпускают такое постановление, что, а теперь можно кооперативы создавать, а вот теперь там, ага, молодцы ребята, вы научились как это делается? — вот теперь давайте приватизацией будете заниматься, плюс вот вам вход в самый центр этого процесса…

Белка:
Клейн, ты бог.

Клейн:
Как бог? Ты знаешь, какой-то… Ты ведь обратила внимание, что Бог с нами работает по принципу: только вы до чего-то доперли, он говорит: — ребята, вот тебе мяч, действуй! Футбольный Бог. Да, таким вот образом.

И всё это вместе, оно создало какие-то узоры, предпосылки, выводы-следствия, чтобы потом — оба! так опомнился, блин, — я прошёл…

Я с удивлением… Мы ехали из летнего лагеря, и мне Саша ЛонгЭкзе подсунул книжку — «Книга Пяти колец» Миямото Мусаси. Мастер стратегии, этот аспект описал — коротко, чётко, по делу. И там, в этой же книжке, ещё есть произведение, которое называется: «Письма мастера дзен мастеру каллиграфии» — или там фехтования… — и он мне эту книжку подсунул, и я её в поезде читал.

Миямото Мусаси я не стал читать, а это я прочитал. Вот он, значит, в 702-м или в 722-м там году понял уже это всё.

Тааак — я читаю: так он не мастер дзен! он не рубит, не понимает.

Но так как он был священником… Дзен — это ж не буддизм. Но это ж — Япония, и японцы — не китайцы.…Только потом я узнаю, что это типично китайская черта — так относиться к японцам.

И вот Такуан Сохо — вот он способный, вот он талантливый, он хорошо сутры всякие, узорчики изучил, он молодец, голова работает. Плюс в одном из двух самых престижных храмов в Японии, которые лично сам император опекает, плюс тот наставник, который там был — а что такое наставник? — это их администратор, вот он выдал ему титул «мастера дзен», император ему выдаёт «почётный мастер дзен» и он в историю входит, как мастер дзен, и его письма называют…

Нет ни одного человека в Японии, по одним причинам, в Европе там вообще, поэтому по другим — который мог посмотреть и сказать: это не мастер дзен.

Так мало того, Такуан Сохо, когда начинаешь материалы читать — не те книги, а вокруг них, от вступления до предисловия — он-то сам, не считал себя мастером дзен! Но он не может это сам так сказать, потому что он уже 30 лет как мастер дзен с медалью. Это так же сказать — разрушить систему, подвести людей, которые говорят, что это ого-го, членов императорской фамилии — да ещё и мастер дзен…

Такуан Сохо, он хороший человек, он умный человек, он буддист замечательный — ну, в том смысле, что хорошо относится ко всем живым существам — но он отдаёт себе отчёт в том, что он не мастер дзен. Ему говорят: «А дхарму, передать?» А он: «Знаете, 30 лет назад не передал, теперь уже и не буду». Мало, того он знает, это фигня вся, им написанная, мне или еще кому, кто понимает, попадется, и ему будет стыдно. Поэтому он говорит, просит: «Знаете, я умру, не печатайте ничего». Те потом, всё равно, напечатали.

И этого никому не видно было, триста лет. Ну, это опять на тему «по минным полям, в одиночку там, большая редкость»…

Я не совсем прав — если точно говорить, наверняка, появлялись люди, которые видели, что он не мастер дзен. Но это были «социально не значимые» люди, которые не продвинулись так по системе, как он, чтобы их голос остался. Наверняка, кто-то был, и даже, может быть, много было — ну, 10… Но остался там только он… Вот такие вот редкостные штуки.

(Самбул осторожно проверил диктофон, Гриша Копанев заметил, моргнув резко глазом, сам сидя неподвижно — Клейн обратил внимание на это) Так вот, я что хочу рассказать: кадр, щёлк, Гриша сидит… «это я так сижу, почти по айки-дошному» (смех). У всех просто не хватило самурайской скорости это зафиксировать. Я, да. Зафиксировал. (смех)

Девушки — они близки к самураям изначально, по природе, Достаточно маленького толчка, чтобы они обладали многими — или, по крайней мере, важными — свойствами самурая.

В этом смысле — вы не проходили на занятиях это простое движение глазами?.. А более сложно выглядит так… — вы видите, видите? Смотрите. Белка, чёткие самурайские движения. Вверх, в сторону, на объект. Ну-ка давай. (Белка делает). Не очень хорошо. Голова, головой вертишь. Ума. О!!! Да, хорошо. Танечка. Ну… дзен. Аня, а у тебя как с этим? Вверрх, так, так… Девочки, учиться надо! Гриша, ты не можешь им там как-нибудь пару уроков…

Гриша:
Это женское искусство — стрелять глазами. Мужчины не способны это делать.

Клейн:
Ааа, мужчины не способны? У меня, кстати, получилось. Ну, я, правда, себя не вижу… Но чего там, вам достаточно попрактиковаться… девочке без этого искусства — никуда. Точно так же, как на фортепьянах, например… Гриша у тебя не было музыкального? Знаешь, аккорд «до-мажор»? А потом, когда его играешь на басу — ну, можно это «до» перенести на другую октаву — это будет «до» на басу «си». Ну, не важно. Это на клавишах. Таня Смирнова нас учила: «аккорд до на басу си». И я понял, как это называется: японская техника «набасуси-до» (смех).

Белка, глазами нужно вращать эффектно. Не даром же ты девушка… У каждого свои какие-то особенности… Да, это хорошо, замечательно — причём, никто ж не заставляет глазами — бжжж! — как мишени срезать, объектив фотоаппарата…

Хорошо, какие ещё будут вопросы?

Игорь, у меня к тебе вопрос есть. Ты во сколько завтра собираешься просыпаться? Ты не планировал, как обычно — рано вставать, зарядку там? Пробежечка?

Шухов:
Сейчас нет такой необходимости, чтобы мне там чего-то планировать и пробежки делать.

Клейн:
Ну, раз ты бегать не собираешься… Я, просто, думал, прочитаешь твои лекции про специальные упражнения, которые нужно делать…

Шухов:
Любые действия, которые нужно делать, они возникают спонтанно. Спонтанно в том плане, что: захотелось проснуться в пять часов утра — вот и проснулся в пять утра. Захотелось ночью в 12 часов выйти на улицу и сделать пробежку — пошёл и пробежался. Пока бежал — хорошее настроение и ещё чего-то там. В общем, вот в таком плане…

А до этого, да, был такой период, что жёстко, и даже в школе, когда учился, я себе будильник заводил на 6 часов утра, чтоб встать и бежать куда-то. Это я к тому, что к этой спонтанности путь у меня был такой, что через не спонтанность, через жёсткий режим, через дисциплину…

Участник:
Игорь, а как ты сейчас живёшь, у тебя порядок тоже спонтанный?

Шухов:
Вот насчёт порядка тоже, у меня не всегда порядок был.

Белка:
Когда я приехала в Москву в гости, зашла к Самбулу, потом к Игорю — а я сама аккуратная — то поняла, что мой порядок это бардак. Вот представляете, на кухне стол стоит…

Клейн:
Это удивительно. На кухне стол стоит, это вообще…

Белка:
С компьютером, и там бумажки лежат, с приоритетом, на которых написано, что нужно сделать. И эти бумажки лежат настолько аккуратно, ровненько, на них ровно, аккуратно написаны слова…

Шухов:
Я их не резал.

Клейн:
Это юмор. Это даже не юмор.

А Самбул, он только начинает. Ольсон потратила полчаса, на то, чтобы доказать ему, что надо иметь семь пар носков, а не одни. Самураи! Почти как перед харакири… А Гриша… — вот ты говоришь, Белка, у Игоря всё разложено — но аккуратней человека, чем Гриша, среди нас нет. Нет, это другая аккуратность.

Он чётко всё это… Вот что такое аккуратный человек? Он всегда аккуратен.

Когда Гриша в летнем лагере — опять же, Ольсон рассказывала — Гриша идёт купаться, он в баню идёт, у него веник… листочек к листочку… причёска — волосинка к волосинке (смех). Это Гриша идёт в баню мыться. А еще мы шли как-то через речку, кто как, половина с голой жопой, этот — в джинсах и туфлях. У каждого свои достоинства.

Гриша:
Это Шухов меня заразил. Он бегает по утрам, а я…

Клейн:
Я немного массивнее тебя, я видимо ещё не начал, я ещё раскачиваюсь.

Шухов:
Я хочу немного сказать про дисциплину и про порядок. Вот благодаря Маше, она приходила ко мне в гости, и постоянно бардак устраивала…

Клейн:
О, Маша, ты проводила, оказывается, специальную работу, бардак устраивала.

Шухов:
И мне это один раз не нравится, другой раз не нравится… И я отследил, что это такая же залепа, такая же неправильность, ну, как, в общем-то, и жить в бардаке. Это крайности. Ну, когда у тебя всё по полочкам, ни пылинки…

Клейн:
Как у Гриши, да? И причёска…

Самбул:
У нас с ним две комнаты.

Клейн:
Как инь и ян.

У меня стихотворение есть:

Они сошлись!
Как лёд и пламень.
Стихи и проза.
Редька, хрен.
И разошлись…
Как ночь и день,
Как блин и в пень,
Как корабли в тумане…

Самбул:
У нас с ним место встречи — кухня, она в центе квартиры, и на кухне происходит вот эта штука…

Клейн:
Вот этот вихрь гигантский. Тьма со светом начинают свой хоровод. Тот, кто наверху — он шутник. Он взял и два полюса вместе свёл, вставил в одну квартиру.

Самбул:
Вот Гриша ревнует, когда я работаю на кухне. Ну, там же центр, мы по краям сидим в равной ситуации.

Клейн:
Почему ревнует? Вы там с ним не соприкасаетесь. Ему просто противно.

Гриша:
Я навожу там порядок, а потом раз — и бардак.

Клейн:
Это тебе карма специальная, чтоб ты осознал свои… Это по твоим меркам.

Гриша:
Я понимаю, на примере нашей квартиры.

Клейн:
У тебя такое лицо одухотворённое. Надо сделать кадр и подписать «Гриша рассказывает о Самбуле!» (смех)

Гриша:
На примере нашей квартиры, я понял второй закон термодинамики.

Клейн:
Да? Классно. Второй закон?

Гриша:
Что энтропия замкнутой системы всегда увеличивается.

Клейн:
Его можно ещё так сформулировать:

Если есть стены, то внутри их бардак и хаос будут возрастать. Если ему не противостоять сознательно. Если есть стены, то всё, что там внутри находится, будет стареть и разрушаться. Какие бы ты предметы ни напихал в какие бы то ни было стены — они будут стареть и разрушаться.

Гриша:
Единственный объект в мире, который способен противостоять ударам энтропии — это человек.

Клейн:
Почему единственный? Это очень важная тема, и вот у нас резонансное поле, и я хотел на этом семинаре начать тему под названием «диссипативные структуры и автоволны» и Таню я заранее попросил рассказать пример очень интересной автоволны.

Таня:
Да. Я езжу в этой маршрутке уже лет 5-6. Что происходило в этой маршрутке пару лет назад? В неё садятся пассажиры, и начинают передавать деньги…

продолжение: Лекция №10 "Автоволны и диссипативные структуры"

октябрь, 2004


  Выражаю свою благодарность Сергею Сивкову ssp@kamatrade.ru , взявшему на себя труд перевести в текстовый формат аудио-запись лекции со Второго семинара по Второй логике на благо всех живых существ и к радости всех бодхисаттв-махасаттв. А также всем, кто верстал, правил, ставил и редактировал! Привет! Клейн.


на главную страницу

 

 

 


НАШИ ДРУЗЬЯ

Юридическая Фирма «Ай Пи Про» (IPPRO), Защита интеллектуальной собственности
Интернет Магазин Настоящей Еды «И-МНЕ», Экологически чистая Еда
«Тикток+Лунатик в России и СНГ», Официальный дистрибьютор чикагской дизайнерской студии MINIMAL. Премиум-аксессуары для продукции Apple
Гео-чаты Hypple
МахаПак, Креативная рекламная упаковка
Рекламное агентство «Навигатор», Креативные сувениры и елочные шары с логотипом
КСАН, Агентство интерактивного маркетинга
Prezentation.ru Мультимедийные презентации, маркетинг
«Моносота», Дома Будущего
«Сибирские узоры» Игоря Шухова
Китайский Проводник

 

Наши почтовые рассылки
В помощь Дзенствующему

 

 

 

Copyright © 1999-2014 ZenRu