ZenRu
Красный ДзенХелп
Белый ДзенХелп
Лекции семинаров по Второй логике
Бодхисаттвская Правда
Юридическая Фирма «Ай Пи Про» (IPPRO)
Интернет Магазин Настоящей Еды «И-МНЕ»
Гео-чаты Hypple
«Тикток + Лунатик» в России и СНГ
Ремешки для iPod nano LunaTik и TikTok
Три деревца
(Клейн)

Нужно что-нибудь крупное. Чем можно было бы гордиться. Ну, там, построить храм Христа Спасителя или подписать какой-то договор, или в войне победить. Некоторые так и делают.

У большинства этот процесс протекает иначе. Так как они лишены возможности сделать что-нибудь предъявимое в обществе и в истории, то они просто занимаются самооправданием. То есть — они деформируют мозги. Они деформируют свой мозг таким образом, чтобы воспринимать самого себя как небесполезное существо. Это защитная реакция. О полезности я здесь говорю с точки зрения какого-то высшего смысла. То есть, человек перекручивает — раз, раз; вторая производная, третья, четвертая — и вроде как все нормально.

Хотя даже то, что кто-то хочет оставить великие следы в истории, это — то же самое, что и у большинства, но только больше возможностей. Неважно по какой причине — то ли родился в королевской семье, то ли деньги, то ли повезло, то ли еще каким-то образом продвинулся на историческую арену.

Когда ты что-то такое делаешь и потом этим гордишься, дерево, дом, ребенок, — это Западный путь. Когда ты стремишься жить в состоянии постоянного интереса к жизни, постоянного кайфа от самой жизни — это уже наполовину Восточный путь. Можно так сказать немножко условно.

Результаты каких-то свершений помогают поддерживать иллюзию осмысленности и, соответственно, состояние кайфа от жизни. Эти свершения — та опора для непродвинутого сознания, которая позволяет ему находиться в состоянии кайфа от жизни.

Не обязательно делать какие-то большие свершения в материальном плане — построить гостиницу, дворец. Тот же Будда не строил никаких дворцов, водохранилищ, не учреждал новых государств, не завоевывал кого-то. И те, кто в его ветке, кто от него — они тоже ничего во внешнем не делали. Для того, чтобы жизнь была не прожита зря, для того, чтобы она не вытекала, не обязательно делать в материальном мире какие-то грандиозные штуки. Человек, наделенный европейским сознанием, — он нуждается в таких штуках, чтобы чувствовать свою небесполезность. А когда он не может делать такие штуки, он себя обманывает. Это — свойство европейского сознания, свойство Западного пути.

Опасная зона

Однако, если человек движется правильно, то еще до того, как он научился быть самостоятельным источником радости и жизни в этом мире, до того, как он переделал свое сознание так, что оно превратилось в среду возникновения источников радостей и, соответственно, гармоничности, кайфа, интересности и незрячности (в том смысле, что "не зря") жизни, до этого, — как один из этапов этого движения, — он начинает понимать, и достаточно на ранних подступах, что это — не то, это - не то. Эта ценность — не та, эта - не та, эта — не та. Если человек правильно движется, он неизбежно получает этот результат. Это — естественная зона пути: когда ты от ненужного уже освободился, а нового еще не приобрел. Внешне это выглядит так, что очень много из того, что раньше было интересно, уже — неинтересно. Целей вот как бы истинных нет, и на этом обломался Кьеркегор, когда где-то в сороковом году прошлого века, когда еще восточное сознание не проникло в Европу, — это началось где-то в шестидесятых годах, — вот он дошел до самого верха мысли и просветленности, которая была возможна на Западном пути, наткнулся на эту зону — и все. Он в ней остался лет на десять, и она его истощила. Он никак не мог преодолеть этот разрыв, что все стало неинтересным. А без того, чтобы делать чего-то такое, вроде как и жизнь не оправданна. То есть — выросши полностью в западном менталитете и попав туда, когда избавился от тех и тех иллюзий... Все. Дальше непонятно, куда продолжать.

А в Восточном пути такая штука — это всего лишь зона. И там что нужно делать в такой ситуации? Не терять спокойствие, посредством учителя или самостоятельно преодолеть, пережить эту зону. То есть — если представить время как реку, то нужно не боятся, а отдаться волнам, и река тебя вынесет. Через три километра безжизненные берега закончатся и опять наступят цветущие поля. Вот такая вот штука. Но дело в том, что тот же Кьеркегор смотрит в окно и видит, что он не один такой. Очень многие устали от жизни. Сплин, хандра — распространенные явления. Но это — разные вещи, они только на поверхности — одинаковые.

Человек непросветленный, но имеющий достаточно материального ресурса, чтобы попробовать то, то, то и то, — в силу своей непросветленности и возможности много попробовать, он действительно пресыщается. Он обожрался тортами и он не хочет тортов. Ни тортов, ни пирожных, вообще никакой еды. Но это — совсем не то, когда на пути к просветлению тебя река выносит на три километра в безжизненные скалы. Там — это этап на пути твоего движения к просветлению. Здесь — это обожрался, забил свои рецепторы и выбыл из строя. Забил свои вкусовые рецепторы.

Поэтому, когда все быстрее и быстрее ограничивается круг интересов, то не надо дергаться, нужно понимать природу этого, и все, что этому можно противопоставить, — это твердость духа и какие-то активные действия. Ну, например, ты плывешь среди этих безжизненных берегов, и самое лучшее твое действие — это грести вперед по течению, В жизни это значит - не прекращать заниматься, допустим, спортом, путешествовать, еще что-то, смотреть. То есть — делать то, что нужно. Когда ты этого не знаешь, ты начинаешь за берега цепляться, ты начинаешь назад плыть — это неправильно. То есть — не надо бояться.

Три деревца

И еще есть один важный момент. Мы же, все-таки, привязаны многими нитями к тому устройству жизни, которое существует. Мы привязаны к стране, которая в это время переживает кризис. Мы привязаны, например, к работе. Я не имею в виду сейчас внутреннюю привязанность. Многими нитями мы соединены. То есть — мы не свободны абсолютно, у нас нет абсолютной свободы в своих действиях, в своих поступках. И здесь опять же две вещи: твердость духа, такого вот рода сконцентрированность — делать то, что нужно, — делать правильно и не делать неправильно. И второе, — это искусство. Менеджерское искусство, под которым мы сейчас понимаем менеджмент собственной жизни. Искусство, которое позволяет не рвать эти нити, а заплетать их в новые узоры. Какие-то мягко отсоединять и к чему-то присоединять, то есть — не рвать, все должно плавно делаться. Другое дело, что, чем выше твое искусство, тем быстрее и точнее ты делаешь эти плавные движения. С стороны они могут казаться даже резкими, но ты не рвешь ткань бытия.

И здесь тоже нужно не бояться. Не бояться неопределенности жизни, планов, перспектив. Не бояться, а, поддерживая в себе силу твердости духа, концентрации и хорошего настроения, включать голову. Причем, не только ее примитивную часть — интеллект, а глубже. То есть, оценивать не с формально-логической точки зрения, а заставлять свое сознание работать так, чтобы оно выдавало более жесткую, более четкую раскладку планов, перспектив и, в то же время, не боялось. Пусть на этом поле вместо леса — всего три деревца, но вот оно — сознание — выдало четкую правильную картинку, и вот ты их трясешь. Именно эти три деревца. А леc все равно вырастет или дойдешь ты все равно до этого леса. Не должно быть страха. Не должно быть угнетенности.

Истинная конструкция

Если делать только то, что правильно, и не делать того, что ненужно, — там остается очень мало чего.

Вот что мы сейчас делали? — Разговаривали. И вот удивительно, - но это именно то, что нужно делать. Другое дело, что это нужно во что-то превращать, развивать, реализовывать. Но вот это — кусок настоящей энергии. А вот все остальное — это фигня. Вот из этого — вырастет настоящее. А из всего остального, из всего огромного перечня дел, никаких ростков не будет. Кроме, если все будет правильно устроено, ростков подсобных, стабилизирующих возможность делать настоящее. Истинное. Любые действия в этом мире имеют смысл как некие леса, опоры, фундаменты, сваи, которые должны поддерживать истинную конструкцию. Нет истинной конструкции — эта штука бессмысленна.

Это было основным аспектом у нас с Мариной, когда траектории начали расходиться. Я говорю: "Ну, хорошо, — что ж, моей целью в течение 5 лет было всего лишь сделать человека, который обладает большим количеством инструментов и может более ловко выбивать себе ресурс из среды? То есть мы к этому пришли, и все?"

Когда исчезает истинная конструкция, — развивать бессмысленно, и нет смысла человека обучать как брать больше ресурса. Да хрен с ним! Он не возьмет — другой возьмет. Есть смысл обучать и поддерживать только то- го, кто хоть как-то к истине стремиться.

 

 

 

 

 

 

 

Rambler's Top100 Rambler's Top100 Рейтинг эзотерических сайтов

 

 

 

 

 

Copyright © 1999-2002 ZenRu