ZenRu
Красный ДзенХелп
Белый ДзенХелп
Лекции семинаров по Второй логике
Бодхисаттвская Правда
Юридическая Фирма «Ай Пи Про» (IPPRO)
Интернет Магазин Настоящей Еды «И-МНЕ»
Гео-чаты Hypple
«Тикток + Лунатик» в России и СНГ
Ремешки для iPod nano LunaTik и TikTok

 

 

Лекция №13:

Вторая Беседа с Aries’ом, или «И вот тебе уже 44 года» (классический сократический диалог)

ШКОЛА ПО ВТОРОЙ ЛОГИКЕ проводит годовой цикл ежемесячных 2-х дневных семинаров-тренингов по Второй логике для всех желающих

ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАН СЕМИНАРОВ-ТРЕНИНГОВ ПО ВТОРОЙ ЛОГИКЕ

Продолжение беседы с Aries’ом, или Влетающая пуля и реактивный двигатель

Предисловие ко «Второй беседе с Aries’ом», или В чем смысл перекладывания кубиков?


Третий семинар по Второй логике для всех желающих
19-21.11.2004, Подмосковье, п. Чайковский.





Материалы Третьего семинара по Второй логике для всех желающих 19-21.11.2004 (Подмосковье)


Клейн:
Чем ты, Вадим, будешь заниматься в ближайший месяц?

Вадим:
Работать.

Клейн:
Что значит «работать»?

Вадим:
У меня есть работа и я ее буду работать.

Клейн:
Какая работа?

Вадим:
Проект делать научный, как минимум. Ну, опять же, еще искать.

Клейн:
Это очень хорошо. Это гораздо лучше, чем не делать проекты, не работать, находиться на пороге, находиться в какой-то неопределенности. Это на порядок лучшая позиция, чем «когда ничего не хочешь».

Но за этой позицией есть еще и другие позиции. После того, как ты разгонишься на ней — там еще есть.

Возьмем за точку отсчета состояние, когда ничего определенного, «ничего не хочется».

Вадим:
Когда ничего не хочется «в начале» или «ничего не хочется в конце»?

Клейн:
В начале. А почему «ничего не хочется в конце»? Кто тебе сказал?

Вадим:
Наверно, когда ты уже разовьешься до… — там у тебя уже проблемы с мотивацией начинаются.

Клейн:
Ты понимаешь, какая штука… Там те же самые слова — но все другое.

Вот Миша, он рассказывал, что он знал эти слова — про понимание, про действие. И вдруг — на прошлом семинаре — он эту штуку осознал таким образом, что это изменило «раз, два, три и еще что-то там» в его жизни.

То есть — это для него было «качественным изменением».

Когда он об этом рассказывает, что он осознал, он может повторить только те же самые слова, которые знал до этой «точки». Я понятно говорю, Миша?

Что с ним произошло? Это вот то же самое.

Мало того, те, кто это проходил, те отлично понимают его, о чем он говорит.

Те, кто проходил что? Вот я в первый день показывал. Смотрит картинку super3D — точки, завитушки, цвета… а потом — БАХ! И вдруг видит объем — видит, что это существует на самом деле. Видит, что, на самом деле, обозначают эти слова, точки, завитушки — во что все это складывается. Появляется объем.

Соответственно, те, кто это проходил, те тоже это понимают. Но до тех пор, пока ты не прошел через это — любые описания этого объема, этой картинки, они будут на языке «сознания, которое не прошло через это».

Они будут попыткой соотнести точки, завитушки, запятые, кружочки — информация, ведь, постоянно доносится из книг, от тех, кто прошел — с тем, что оказывается… super3D Микки-Маусом.

А не получится. Потому что там — те же самые слова, но там другое. Вот проблема.

И это перестает быть проблемой, когда ты хотя бы один раз прошел через это, увидев в каких-то словах и знакомых тебе концепциях «глубину».

Это, вообще, перестает быть тогда проблемой. И это является «непреодолимой проблемой» пока такой переход не совершен.

«Застава без ворот». Мумонкан. Вот — застава. Застава служит для того, чтобы никто не мог пройти заставу. Вот она стоит и никого не пускает. Но это застава без ворот.

Вадим:
Поэтому пройти может каждый.

Клейн:
Пройти может каждый. Но это «застава» — никто не может пройти. Но она без ворот. Если правильно видеть. Нет никакого способа Мише увидеть, что эти слова, оказываются, обозначают именно это. И до этого он, как пишет Линь Цзы — «8 лет я носился по Поднебесной».

Нет никакого способа. Единственный способ — опять «застава без ворот»: пройти нельзя, но пройти можно; нет никакого способа, но способ есть — это поместить его сознание в такие условия, чтобы с ним что-то произошло, и он это увидел. Причем что-то индивидуальное, только для него, на это сознание.

Вадим:
Мастер нужен!

Клейн:
В общем-то, да. Нооо… Да!

Наташа Титовец:
Я подумала, что, все-таки, чтобы донести на словах человеку, что даже если я это проходила и это все понимала…все равно…

Клейн:
Вот проблема! Поэтому Дхарма передается без слов, без запахов, без… Нет способа донести через слова, запахи, рисунки, тексты! Нет способа.

Наташа Титовец:
Причем, занимаясь одним и тем же делом — фактически, делая те же самые ошибки, видя, как человек точно так же проходит точно такие же преграды, зная, почему он так. Невозможно словами.

Клейн:
Невозможно ему это объяснить. Но — о мастерстве — ты пройдя это и зная, ты можешь как-то так создать какие-то условия, и какими-то «черепками» в виде сутр, инструкций, технических заданий, улыбок, пинков так с этим человеком, что он, если это тот человек, через какое-то время делает: «О!» Или как Витла показывает: «Ик!»

Наташа Титовец:
Получается то же самое, как у меня — через какое-то время я пришла к этому пониманию, просто исторически через… то есть, естественным путем к этому приходишь.

Клейн:
Вот видишь. Видишь, ты говоришь, фактически, что «не надо никакого мастерства». Все придут своим путем, так?

Наташа Титовец:
Все, что он делает — это просто какие-то внешние атрибуты… но они все равно…

Клейн:
Да. Совершенно верно. Поэтому когда ты говоришь, что «это ж какое мастерство нужно!» — я говорю: «Ноо!» — И я говорю: «Ну, да». Затем я сказал, что «никакого мастерства не нужно», что «естественым путем»…

Дзен — совмещение несовместимого. Потому что так смотришь — да, большое мастерство. Потому что, где такого мастерства нет, там этого не бывает. Когда есть мастерство — это естественно. А если «естественно» — какое нафиг мастерство? Понимаешь? Я знаю, что ты понимаешь.

Наташа Титовец:
Я тоже знаю.

Клейн:
Если взять за точку, когда человек не знает, чем ему заняться и что делать, то следующая стадия — он, например, начинает искать дело.

Потом он находит.

А вот там — это Бодхисаттва, который помогает живым существам. Ну, по крайней мере, каноническая табличка висит на нем: «Помогаю живым существам!»

Соответственно — раз, два, три. Ступени. А там существуют «12 ступеней Бодхисаттвы». Но в разных традициях — по-разному. Если интересно, какие-то материалы можно найти в интернет. Как-то же люди должны были это разложить, чтобы на что-то опираться…

Если брать конкретно тебя и конкретно нынешнюю цивилизационную ситуацию, то это, естественно, будет проявляться и должно проявляться не в тех словах, терминах и даже свойствах, которые описаны в какой-то древней книге, где «12 ступеней Бодхисаттвы», а это будет проявляться в том, что ты сейчас включился в какой-то проект.

Ты сказал, что учишься и у тебя есть какой-то проект. Что это за проект?

Вадим:
Я задачку делаю, какие-то формулы, программу написать.

Клейн:
Отлично. Тебе интересно этим заниматься?

Вадим:
Да.

Клейн:
Ты можешь представить, что в какой-то момент ты сделаешь этот проект?

Вадим:
Безусловно.

Клейн:
И после того, как ты сделаешь этот проект — чем ты будешь заниматься?

Вадим:
Я, наверно, следующий начну.

Клейн:
Отлично. Он, наверняка, будет сложнее и масштабнее?

Вадим:
Ну, да. Смотря, какая задача. Я еще не знаю.

Клейн:
Да. Ты и его сделаешь.

Вадим:
Да. Сделаю.

Клейн:
Иииии? Что тогда?

Вадим:
Ну, я в этом институте, в любом случае, еще какое-то время буду находиться.

Клейн:
Ты его закончишь.

Вадим:
После этого я, например, могу остаться и пойти в аспирантуру. Заниматься тем же самым.

Клейн:
Закончишь «на отлично» аспирантуру.

Вадим:
Не закончу «на отлично» аспирантуру.

Клейн:
Закончишь «на хорошо и отлично».

Вадим:
Ну, хорошо. Потом я смогу там же остаться в качестве научного сотрудника.

Клейн:
Отлично. Предположим, ты остался научным сотрудником. Чем ты занимаешься?

Вадим:
В смысле, тебе область сказать?

Клейн:
Нууу…- да.

Вадим:
Вычислительная матфизика.

Клейн:
А в чем выражаются твои занятия, как научного сотрудника?

Вадим:
В том, что я делаю задачки.

Клейн:
Отлично. Вот ты сделал все задачи.

Вадим:
Все?

Клейн:
Хорошо, тебя смущает слово «все»?

Вадим:
Я не понимаю, что ты хочешь сказать?

Клейн:
Ты занимаешься. Ты научный сотрудник. Ты делаешь какие-то задачки. Ты сделал одну, потом сделал более сложную, более масштабную. Потом? Еще одну. Потом? Дальше что?

Вадим:
Потом такая ступень пойдет, что я их сам организую. Какие-то гранты выделяют, то есть, не только занимаешься этим делом, но и еще какие-то организаторские функции.

Клейн:
Какие ты имеешь в виду организаторские функции?

Вадим:
Ну, я перечислил. Тебе выделяют грант, ты едешь договариваешься.

Клейн:
Отлично. Вступил ты в эту полосу, начал в ней как-то ориентироваться. Получил первый грант. Начал делать какой-то проект. Доделал его. Дальше?

Вадим:
Потом будет еще одна стадия

Клейн:
Смотри, тебе уже в этот момент — 44 года.

Вадим:
Неее. Это можно до 30 лет сделать.

Клейн:
Хорошо, ладно, 30 уже.

Вадим:
Вот и там, дальше к 30-ти годам уже у тебя ученики появились какие-то.

Клейн:
Тааак.

Вадим:
Ну что?

Клейн:
Они начали делать проекты. То есть, они вступили в эту линию, с которой мы начали, да?

Вадим:
Да.

Клейн:
Постепенно она их приведет к грантам и к тому, чем ты занят.

Вадим:
Ну, да, если они раньше…

Клейн:
Да. Мы ученикам просто сразу выделяем нишу, место и на них не обращаем внимания. С ними понятно — они будут повторять твою линию. А вот, что ты делаешь?

Вадим:
Ну, дальше я думаю…

Клейн:
Так! Смелее!

Вадим:
Я собирался ответить, наверно, не то, что ты думаешь…

Клейн:
Я ничего не думаю.

Вадим:
Ты меня подталкиваешь к чему-то. А я просто…

Клейн:
Ну, ты там премии какие-то получаешь. Ты же хорошо работаешь? Медали.

Вадим:
Если мне не надоест еще этим заниматься.

Клейн:
А почему тебе этим надоест заниматься?

Вадим:
Ну, мало ли что?

Клейн:
А ты больше ничего не умеешь. А здесь у тебя успехи. Как тебе это может надоесть?

Вадим:
Ну, мало ли?

Клейн:
Ну, хорошо. Мы же рассматриваем какие-то ветки. Мы рассматривали развилку, где ты остаешься в институте или можешь уйти. Выбрали рассматривать ту линию, где «ты остаешься». Так и здесь — развилка «надоедает или не надоедает?» Выбираем «не надоедает».

Вадим:
Я просто имел в виду, что, либо я совсем уйду, либо я буду делать действительно хорошо.

Клейн:
Тут развилки. Ветки «ты ушел из института», «надоело, ушел с работы» — отсекаем пока, не рассматриваем.

Вадим:
Ну, наверно, у меня вес повысится, сфера моего влияния. Сначала кандидатскую, потом докторскую. Если все пройдет.

Клейн:
И вот тебе уже 44 года.

Вадим:
Ну, что — помирать пора. «Что еще нужно человеку чтоб спокойно встретить старость»…

Клейн:
Ну, в ответ на твою цитату из фильма «Белое солнце пустыни» отвечу тебе цитатой из фильма «Матрица»: «Ну, значит, не в этой жизни. Чего-то ты ждешь, парень. Наверно, следующей жизни?» — Помнишь?

Вадим:
Да… Я, правда…

Клейн:
Хорошо! Умер ты! Неважно. Родился еще раз.

Вадим:
Я не хочу…

Клейн:
Тебе не нравится жить? Что это ты тень на плетень наводишь? Что плохого в твоей жизни?

Вадим:
Нет, я просто в ад не хотел бы, чтобы там… совсем.

Клейн:
А кандидатская, а докторская, а ученики??

Вадим:
Нет… мне не нужно на самом деле…

Клейн:
Так что тебе нужно? Что ты мне голову морочишь? Рассказываешь, как ты все это делаешь. Я-то думал, тебе все это нужно — внимательно рассматриваю — а тебе, оказывается, не нужно?

Вадим:
Я рассказываю о своих грядущих успехах по конкретной профессиональной ветке.

Клейн:
Ну.

Вадим:
Как вот… на что я буду кушать.

Клейн:
Так тебе это нужно только, чтобы кушать?

Вадим:
Я понял так, я рассказываю, что будет дальше конкретно по этой ветке.

Клейн:
Но ты ж по ней идешь?

Вадим:
Вообще-то, я думаю, я на каждом этапе буду больше соображать, чем на предыдущем. То есть, видимо, у меня появятся какие-то цели, которые я не могу сейчас себе представить.

Клейн:
А какие?

Вадим:
Откуда я знаю?

Клейн:
А ты посмотри вокруг. Полно 30-ти летних людей. Поспрашивай, какие у них цели?

Вадим:
Я в книжке просто читал про «Бодхисаттв 12 ступеней». Нет, я имел в виду не обязательно 30-ти летних по возрасту…

Клейн:
Ну, давай мы разберем какую-нибудь реальную твою траекторию, не выдуманную, не иллюзорную.

Вадим:
«Реальную» — это, в смысле, реальную?

Клейн:
Попытаемся. Ну, если то, что ты описал — «получил докторскую диссертацию, венки, медали» — это условная, иллюзорная траектория, то давай попробуем настоящую проследить. Как будет меняться твоя деятельность в процессе твоей реальной траектории?

Вадим:
А что значит «как она будет меняться»?

Клейн:
Ну, если она не меняется — получается такая траектория, как ты описал. Но ты же говоришь «появятся какие-то другие цели к 30-ти годам»? Ты же имеешь в виду что-то принципиально другое, что принципиально по-другому будет идти твоя траектория твоих действий, способ твоих действий, цели?

Вадим:
Да, да, да.

Клейн:
Ну, это и есть «принципиальное изменение траектории». То есть, если траектория не меняется, а «развивается, используя только свой внутренний потенциал» — вот мы ее проследили до какого-то…

Вадим:
Ааа, это то есть, ну, если я, как бы…

Клейн:
Попытаемся сейчас найти это принципиальное изменение, которое ты ожидаешь к 30-ти годам. Попробуем достать — а что там такое? Что там за цели, что за «другая деятельность»? Ну, например, ты занимался, занимался программированием — потом одел холщовую рубаху, взял суму, пошел проповедовать. Ну, вот давай посмотрим.

Вадим:
Нет, я не думаю, что какие-то изменения в моей профессии произойдут. То есть, одно дело, ты вот как-то развиваешься в духовном отношении…

Клейн:
Так.

Вадим:
…и другое дело, что ты занимаешься чем-то для зарабатывания денег.

Клейн:
Понятно. То есть, ты имеешь в виду, что после того как ты стал кандидатом, потом доктором и потом — не хочу называть это слово…

Вадим:
Какое?

Клейн:
Умер.

То есть к этому ты подошел не только вот с этой линии, но и с тем, что еще прочитал какое-то количество книжек и провел какое-то количество разговоров с друзьями?

Вадим:
Ты меня прямо в тупик ставишь своими вопросами.

Клейн:
Это то, что ты мне говоришь, я просто повторяю.

Вадим:
То есть, я не внятно говорю.

Клейн:
А что ты говоришь?

Вадим:
А что ты спрашиваешь?

Клейн:
Я спрашиваю, как сложится твоя жизнь?

Вадим:
Моя жизнь сложится, я надеюсь, я хочу, я делаю все для того, чтобы она сложилась так, чтобы к 30-ти годам меня вопросы какого-то материального обеспечения…

Клейн:
Отлично. Я тебе предлагаю даже больше!

Вадим:
…не парили.

Клейн:
У тебя помимо этого будут награды, звания, должности.

Вадим:
Нет, это все к вопросу материального обеспечения.

Клейн:
Да, это материальное обеспечение.

Вадим:
Да.

Клейн:
То есть не только чтобы «хорошо, не парил», но и «сверх-не-парил»! Иии?

Вадим:
Ну, при этом я хотел бы иметь какой-то более высокий уровень по возможности. По сравнению с тем, что у меня сейчас.

Клейн:
В чем он выражаться должен? Ты прочитал побольше книг или ты побольше побеседовал?

Вадим:
В том, что я развился лучше.

Клейн:
Что это значит «ты развился больше»? Ты что стал — ну, например, по качествам — смелее или веселее? Стал лучше разбираться в теологических вопросах? Что такое «духовность» вообще?

Вадим:
Ну, вот возьмем знания. Вот я сейчас здесь, и вот я буду где-то тут.

Клейн:
Ну, да — так всегда будет.

Вадим:
Вот я продвинулся в направлении…

Ольга Шотландия:
Ты знаешь, что я бросила аспирантуру?

Вадим:
Я слышал, что Витла бросил три института.

Клейн:
Ты знаешь, что Шотландия — один из лучших специалистов по ихтиологии в России?

Вадим:
Теперь знаю. То есть…

Клейн:
То есть, ты хочешь бросить аспирантуру?

Ольга Шотландия:
Как Шотландия.

Вадим:
Нет. Вот Витла бросил 3 института.

Клейн:
Да Витла… Витла — исключение.

Вадим:
Шотландия, наверно, тоже исключение?

Клейн:
Ничего подобного. У нас все бросили аспирантуру.

Вадим:
Нет, ну, не знаю.

Клейн:
Нет, ну, кое-кто не бросил. Таня, ты продолжаешь учиться в аспирантуре?

Таня Слинка:
Я тоже бросила.

Клейн:
Да что за поветрие?

Ольга Шотландия:
Вэлин защитился и бросил.

Клейн:
Вэлин! Играет. (Вэлин сидит на краю лекционного зала с наушниками на голове и играет на синтезаторе, ничего не слышит, кроме своей музыки в наушниках). Смотри!

Оля Шотландия:
И поет по ночам. А мог бы докторскую защитить.

Вадим:
Нет. Ну, какая разница? Это ж неважно. Защитился — не защитился; бросил — не бросил.

Оля Шотландия:
Бросил все к 30-ти годам вместе с материальным обеспечением.

Клейн:
Это, действительно, «что Бог пошлет». Это, действительно, в каком-то смысле относительные вопросы — «бросил аспирантуру, не бросил аспирантуру». Но, желательно, не бросать. Оля, ты когда это дело бросила?

Ольга Шотландия:
Аспирантуру я бросила в 98-м году.

Клейн:
В 98-м. Но когда уже аспирантура, исследовательская работа — это не возбраняется бросать. Единственное, чего нельзя бросать — это студенческую деятельность. То есть, надо доучиться, получить диплом…

Вадим:
Я не собираюсь бросать.

Клейн:
Очень хорошо.

Вадим:
На самом деле, у меня уже есть высшее образование, у меня есть диплом бакалавра.

Клейн:
Ну…

Вадим:
У меня есть такое обрезанное высшее образование.

Клейн:
Это как минимальное образование — тем более, что раз ты на этой линии, нужно это все получить. Дальше, действительно — можно так, можно эдак…

Итак, когда ты говоришь, что ты к 30-ти годам чего-то поймешь, ты надеешься на халяву?

Вадим:
Нет, я…

Клейн:
Типа «поживу, пойму»?

Вадим:
Когда я тебе это говорил, я просто… находился невменяемый. Ты спрашиваешь — я тебе отвечаю. Я имел в виду, что делать сейчас.

Клейн:
Вот мы это и пытаемся найти — в чем же должна выражаться эта деятельность? В чем должно проявляться это твое движение? И какие существуют «точки» на твоем пути?

Не знаешь, что делать — ищешь, что делать — знаешь, что делать — и вот ты там, когда «помогаешь всем живым существам», как образ Бодхисаттвы.

Сейчас даже не разбираем, правильный этот образ или неправильный.

Вадим:
Все детали нужно видеть абсолютно сейчас?

Клейн:
Ну, необязательно их все видеть. Но давай попытаемся хотя бы выяснить, что за образ действий должен быть, который туда приведет? Если ты этого никак не видишь, то можно сидеть сейчас и надеяться, что…

Вадим:
У меня есть какая-то схема в голове…

Клейн:
Что за схема?

Вадим:
Ну…

Ольга Шотландия:
Микросхема.

Клейн:
Что за схема… как их называют?… Что за схема, киборг?

Вадим:
Необходимо какие-то шаги сделать к самостоятельности, хотя бы.

Клейн:
Но это не схема! Это знаки вопроса. — «Необходимо сделать какие то шаги». Это не схема.

Вадим:
Ну, там, например, начать самому себя обеспечивать материально полностью.

Клейн:
Ну, да, конечно, желательно.

Вадим:
Я думаю, что это по любому должно когда-то произойти.

Клейн:
Да, да. А то, что это за Бодхисаттва такой? Кто его должен обеспечивать? НеБодхисаттвы, что ли?

Вадим:
Прихожане.

Клейн:
Это — пастор.

Вадим:
Ну, а как?

Клейн:
Как как? Ну, ты же видел вчера фильм «Догма» — специально показывали — и пастора-жулика в нем, который говорит: «Я вам сейчас статую «молодчага Христос» покажу»?

Вадим:
Сегодня показывали.

Клейн:
Сегодня, да. А сам вдруг — да — такой же.

Вадим:
Понятно, что и сам как-то…помимо прочих качеств.

Клейн:
Тут все очень просто. Если рассматривать пристально — все очень просто. Если ты Бодхисаттва и сам себя обеспечивать не можешь, то обеспечивать тебя должны или неБодхисаттвы, или такие же, как ты — но которые и себя обеспечивают, и еще чтобы на тебя хватало.

Вадим:
Я вроде читал какой-то текст по этому поводу. В принципе, мне понятно, что у Бодхисаттвы помимо прочих качеств и еще что-то… — должен найти, как себя обеспечивать, ресурсы добывать.

Клейн:
Ну, например.

Вадим:
Ну, то есть понятно, что точка…

Клейн:
Как ты учишься добывать этот ресурс?

Вадим:
Конкретно сейчас?

Клейн:
Да.

Вадим:
Например, я в данный момент обучаюсь верстать ХТМЛ. Я не умею это делать совершенно, я обучаюсь еще.

Клейн:
И что ты потом с этим будешь делать умением?

Вадим:
Не знаю, говорят что, зная ХТМЛ, какие-то языки программирования можно деньги зарабатывать.

Клейн:
Ну, хорошо, ты будешь зарабатывать деньги. Что ты с ними будешь делать?

Вадим:
Я их, конечно, буду тратить, но не важно, что я с ними буду делать — важно, будет ли мне их хватать.

Клейн:
Это смотря с какой стороны «важно-неважно». Поэтому для тебя в каких-то границах это «не важно», а для меня — важно. Что ты будешь делать с этими деньгами?

Вадим:
Мне приходит какая-то сумма ежемесячная, я ее трачу, что-то остается, да?

Клейн:
Остается — что ты делаешь с деньгами? Копишь, в банк складываешь или что? Что значит «остается»?

Вадим:
Я…

Клейн:
Ты зарабатываешь какое-то количество денег ХТМЛем, которых тебе хватает на жизнь.

Вадим:
Я, конечно, буду дальше развиваться. Не одним ХТМЛем зарабатывать.

Клейн:
Не будешь, да. И так как ты в аспирантуре, у тебя может там еще пойдет…

Вадим:
Я, может, буду. Может, получится как-нибудь совместить.

Клейн:
Ну, а потом посмотришь — на основном направлении ты зарабатываешь больше, чем на ХТМЛе. Ну, и нафиг ХТМЛ, и правильно. Ты же сказал — к 30-ти годам ты уже будешь зарабатывать достаточно. Зарабатывать тем-то или тем-то, ХТМЛ не ХТМЛ — какая разница?

Вадим:
ХТМЛ — это…

Клейн:
Сейчас не будем разбирать. Независимо от того, чем ты занимался — к 30-ти годам ты будешь достаточно зарабатывать себе на жизнь.

Вадим:
Я хотел бы. Даже пораньше.

Клейн:
Ну, хорошо — в 26.

Вадим:
Да.

Клейн:
И?

Вадим:
Значит, эта проблема у меня отпадет.

Клейн:
Так.

Вадим:
Ну, там…какие еще проблемы есть? То есть, я буду стараться двигаться, чтобы у меня не осталось проблем с деньгами…

Клейн:
Да, это мы уже проехали.

Вадим:
Личных проблем… в смысле там личная жизнь, любовь, семья, брак, дети…

Клейн:
И вот тебе 44 года.

Вадим:
Нет, это все к 30-ти годам.

Клейн:
Ну, дети выросли — как раз, 44.

Вадим:
Нее, нуу…

Клейн:
Дети пока родились — 30.

Вадим:
Ну, может, так окажется, что детей не надо будет…

Клейн:
Что, детей родил, а потом что — выкинул, что ли? Оказалось, не надо? Ну, хорошо, выкинул — развелся. Но, все равно же — алименты платить будешь, что-то там… Дети же, как произошли, надо же…

Вадим:
Ну, появится необходимость… ну, я говорю, вообще.

Клейн:
Таак, предположим…

Вадим:
Ну, женюсь там… поженюсь немного и…

Клейн:
Как это «поженюсь немного»? Как-то у нас все никак не получается к Бодхисаттве подойти — то разведется, то…

Вадим:
Ну, есть же такие проблемы, которые мне необходимо отработать?

Клейн:
Верно.

Вадим:
Правильно.

Клейн:
Тоже верно.

Вадим:
Вот, то есть деньги там…

Клейн:
Ты уже третий раз повторил про деньги и два раза про «женилку».

Вадим:
Сейчас я озабочен социальными проблемами.

Клейн:
Решишь ты их, социальные. К 30-ти годам.

Вадим:
Тогда у меня останется только личное развитие.

Клейн:
Хорошо. Только личное развитие. Дети есть? Жена есть в этот момент?

Вадим:
Ну, как пойдет…

Клейн:
Это я к тому, что, если будут жена и дети, то, помимо твоего личного развития, надо будет обеспечивать жену, детей. Они в школу ходят, болеют… — «Папа, папа, дай дееенеег!» Пэтому я спрашивю у тебя — дети у тебя будут в этот момент?

Вадим:
Я же не знаю.

Клейн:
Ну, давай определимся, выберем — мы же конструируем, модель делаем?

Вадим:
Да, пусть будут дети, пусть будет сложнее модель.

Клейн:
Хорошо. Рассмотрим самую сложную ситуацию — у тебя 10 детей.

Вадим:
Почему?

Клейн:
А сколько? Ну, три, да?

Вадим:
Да, они не хотят жрать, потому что социально…

Клейн:
Социальная помощь твоим детям? У тебя и костюм, и ордена, а они на социальное пособие?

Вадим:
Нет, я хочу сказать, что социально все благополучно. То есть, я что-то делаю, у меня капает достаточно денег, чтобы детям хватало.

Клейн:
А что такое «детям хватало»?

Вадим:
Чтобы они не голодали.

Клейн:
Ну, они не голодают, они говорят: «Папа, а вон смотри портфель какой, а я хожу… я, конечно, не голодаю, но неудобно же! А девочка тут недавно приехала на такой машине в школу, а у меня сережки — бриллианты 2 карата всего. Папа!».

Вадим:
Я не могу сейчас точно сформулировать. У меня никогда не было детей.

Клейн:
Тогда какой ты, вообще… Ты уверен? Ну, давай не брать такую сложную ситуацию.

Вадим:
Давай считать, что у меня нет детей.

Клейн:
Хорошо, пусть не будет детей.

Вадим:
Короче, я считаю, что… я текст читал какой-то — твой, по-моему, опять же — что есть люди, которым, чтобы отработать какие-то социальные нормы, дети нужны, есть люди которым дети не нужны.

Клейн:
Я не говорю о том, что не нужно иметь детей. Я говорю, что сейчас для нашего рассмотрения, чтобы некоторое зерно найти, упростим несколько ситуацию — возьмем, что у тебя нет детей.

Вадим:
О. Вот получается, социальные нормы отработаны, детей нет, все прекрасно, осталось только развиваться.

Клейн:
Жена есть, взаимопонимание.

Вадим:
Она, может, тоже развивается, не мешает как-нибудь.

Клейн:
Да.

Вадим:
Вот, деньги зарабатывает.

Клейн:
Так. И?

Вадим:
Я к тому, что надо дальше лично как-то развиваться, еще дальше.

Клейн:
Да.

Вадим:
Как? А я не знаю, как. Я не знаю, какая ситуация у меня будет. Ну, есть же направления какие-то, что правильно?

Клейн:
Вот ситуация: «Дожил до 30-ти лет, социально у меня все в порядке. У меня есть жена». И вопрос: что мне делать? Как мне заниматься, чем? Как мне, каким путем мне достигать просветления?

Вадим:
Если всего добиваешься — что дальше?

Клейн:
Что такое «всего добился»? Всего. Ну, как-то ты все сбалансировал, с голоду не умираешь…

Вадим:
Это значит, что такой точки не будет?

Клейн:
Какой?

Вадим:
Ну, что «нет проблем»?

Клейн:
«Нет проблем»? Короче, у тебя сейчас самое счастливое время. Смотри — молод, здоров, красив, учишься, детей нет, болезней, привязок нет — самое замечательное время. Люди мечтают быть такими, обладать таким набором качеств, хотя бы одним из этих качеств! Я даже не говорю о тех, кто сейчас умирает в домах престарелых.

Вадим:
Сейчас у меня есть конкретные проблемы.

Клейн:
Безусловно. Сейчас, в сравнении с «идеальной моделью», с тем, что у тебя находится в сознании — ну, да, что-то плохо, бесконечно можно…

Вадим:
Ты хочешь сказать мне, что…

Клейн:
Но если мы сравниваем с реальной жизнью, то ты молод, здоров, имеющий образование — 90% мира, ну, или 90% населения России, живет в гораздо худших условиях!

Вадим:
Ну, а что мне…

Клейн:
Я хочу сказать, что у тебя не такая уж плохая ситуация.

Вадим:
Нет, я хочу сказать 90% людей, они не обладают моими способностями.

Клейн:
А если брать способности, то тогда 97% населения находятся в гораздо более — это как пить дать! — гораздо более худшей ситуации, чем ты.

Вадим:
Ну, это смотря к чему отнести. То есть, если отнести к тому, что… Как это конструктивно использовать — то, что ты говоришь? Будь доволен и ничего не делай?

Клейн:
Нет, почему же?

Вадим:
Ну, а как?

Клейн:
Почему «будь доволен и сразу ничего не делай»? — Будь доволен и благодари Господа нашего.

Вадим:
Нет, «Господа» — это так. Можно считать…

Клейн:
И только теперь мы подходим к основному вопросу — «И чем же ты благодаришь Господа, какими способами, что ты делаешь?» Как ты говоришь Господу «спасибо», в какой форме?

Вадим:
Я, вообще, думаю, что я ему своими действиями говорю «спасибо».

Клейн:
Какими?

Вадим:
Я ему, в любом случае, все говорю своими действиями.

Клейн:
Какими действиями?

Вадим:
Хорошими, плохими…

Клейн:
Какими действиями ты ему говоришь «спасибо»?

Вадим:
По увеличению там понимания…

Клейн:
Ээээ — ребенок ты!

Вадим:
Нет, ну для меня понимание…

Клейн:
Почему я говорю «ребенок»? Потому что: «Я, говорит, пятерку получил, смотри, мама, как я для тебя стараюсь!»

Вадим:
Нет, не так.

Клейн:
«Да, да, молодец, сыночек».

Вадим:
Мне не нужен Бог, чтобы…

Клейн:
«А я сегодня посуду помыл, за собой!» — «Молодец, мальчик!» — Это детская идеология.

Вадим:
Нет, не так.

Ольга Шотландия:
Так, так.

Клейн:
Какими ты способами говоришь Богу «спасибо» за все, что он тебе дал?

Вадим:
Вот я сказал, что можно считать, что…

Клейн:
«Можно считать»… Это ты можешь считать, а он-то умный — он-то так не считает.

Вадим:
Меня, на самом деле, не ворочает этот вопрос — «говорить Господу спасибо».

Клейн:
И ты после этого хочешь стать Бодхисаттвой?

Вадим:
Я не очень верю в Бога.

Клейн:
Тогда медаль, венок и в следующей жизни.

Вадим:
Нет, а причем здесь Бог?

Аня Зыкова:
Как причем?

Вадим:
Для чего он нам нужен? Для того, чтобы развиваться сейчас, мне Бог не нужен.

Аня Зыкова:
А Бодхисаттва — это кто? Ну, что, вообще? Ну, ты хочешь стать Бодхисатвой… — подожди, это не риторический вопрос — просто ты вот хочешь стать Бодхисаттвой, а Бодхисаттва, это кто? Ты скажи, кто это?

Вадим:
Кто? — Человек.

Аня Зыкова:
Что он должен делать? Чем он отличается от тебя?

Вадим:
Можно так провести границы, что я…

Аня Зыкова:
Нет, чем Бодхисаттва отличается от тебя, что ты сейчас не Бодхисаттва?

Вадим:
(неразборчиво)

Клейн:
Ну, прекрати жульничать, и она сразу …(неразборчиво)… мгновенно…

Вадим:
Нет, что значит «не врать»?

Аня Зыкова:
Буквально вот это и значит — не врать.

Вадим:
Нет, я вот читаю статьи бесед с тобой, Клейн, с кем-то еще. Вот человек не догоняет, что от него хотят, я понимаю, что от него хотят, думаю — вот идиот.

Аня Зыкова:
Так.

Вадим:
Его спрашивают, а он не отвечает.

Аня Зыкова:
Так.

Вадим:
А сейчас просто тоже не могу понять, что вы хотите.

Ольга Шотландия:
Тот, кто потом будет читать, будет думать — вот идиот.

Аня Зыкова:
Мы подвели — с прямотой сознания все просто — не врать и все, да?

Вадим:
Нет, не просто. Пока практиковать не начнешь — не «просто». А как начнешь — там куча подводных камней

Аня Зыкова:
Хорошо. Кроме офигенного уровня прямоты сознания…

Вадим:
Бодхисаттва там… (неразборчиво)

Клейн:
Самый существенный признак Бодхисаттвы — какой ты знаешь? Почему его называют Бодхисаттвой?

Вадим:
От нирваны отказался, чтобы живым существам помогать.

Клейн:
Вот от высшей благости, награды отказался — чтобы что? Чтобы помогать живым существам. Ты же знаешь, что магом или динозавром можно быть двумя способами? Ну, возмем магов. Или ты маг и тогда все, что ты делаешь, это магия — или если то, что ты делаешь, это магия, то ты маг.

Ты считаешь, что «если он Бодхисаттва, тогда он делает то-то и то-то». А смотри — если ты делаешь то-то и то-то, то ты и есть Бодхисаттва!

Вадим:
Да, каждый мой поступок, независимо от того, что я делаю, это проявление чего-то такого…

Клейн:
Если ты выбрал в качестве основных критериев «прямоту сознания, не врать, помогать живым существам на их пути к просветлению», то…

Вадим:
Ну, сейчас мне что-то не хочется живым существам помогать…

Клейн:
Ну, так и…

Вадим:
Я просто считаю, что сейчас бесполезно.

Клейн:
Ну, так и не делай этого.

Вадим:
Сейчас я это и не делаю.

Клейн:
Соответственно, вот сейчас ты не хочешь — в какой-то момент, значит, ты захочешь?

Вадим:
То есть, я не хочу сейчас…

Клейн:
То есть в 30 лет, когда ты добьешься успеха, у тебя будет квартира, машина, жена, и ты в этот момент захочешь помогать живым существам?

Ты будешь там зарабатывать деньги и тут их раздавать — я правильно понимаю твою логику?

Вадим:
Нет, не правильно.

Клейн:
Боже мой. А как тогда? Значит, ты им не будешь и тогда помогать?

Вадим:
Нет, я просто…

Клейн:
Сейчас не помогаешь, потому что нет денег — потом помогать не будешь, потому что есть деньги.

Вадим:
Есть первоочередные проблемы, а есть все остальные.

Клейн:
Ясно.

Помогать живым существам, быть Бодхисаттвой и просветление — ясное дело, это второстепенная проблема.

Вадим:
Пока — да.

Клейн:
Да — всегда!

Вадим:
Ты это мне говоришь как Бодхисаттва?

Клейн:
Да.

Вадим:
Я просто сейчас думаю, что настанет какой-то уровень…

Клейн:
Ну.

Вадим:
На котором я уже смогу эффективно помогать.

Клейн:
Ну, что значит — «настанет какой-то уровень»? Твоя жизнь не закончится…

Вадим:
«Что значит настанет такой уровень» — я понимаю, что сейчас, если я вижу человека с выдающимися способностями, у меня позыв рассказать ему о Второй логике. Вот. …А он, дурак, не понимает.

Клейн:
Ну, да. И это всегда будет. У тебя будет позыв «чего-то рассказать, а он не понимает». Но ты же не можешь сидеть и молчать, тем более, с медалями и венками?

Это вечно, понимаешь?

Вадим:
Нет, ну, вот, ты же умеешь так вот рассказвать?

Клейн:
Я — да. Я Бодхисаттва.

Вадим:
Вот. Вот по дороге я научусь.

Клейн:
То есть, когда я говорил, что ты рассчитываешь на халяву, а ты говорил «нет» — это ты просто лукавил? Все-таки, ты рассчитываешь, что «просто так» и «по дороге»?

Вадим:
Нет, я просто считаю, что у меня сейчас уровень такой, что…

Клейн:
Это правильно.

Вадим:
Мне себя бы дотащить.

Клейн:
Это правильно, ладно.

Вадим:
То есть, если я сейчас буду думать о других существах, то…

Клейн:
Поэтому вопрос к тебе чисто конкретный — в какой момент ты начнешь заботиться о живых существах? Давай спроецируем, спроектируем эту ситуацию. Что нужно, какие должны быть внешние условия для того, чтобы ты начал помогать другим живым существам?

Вадим:
Помогать в чем? Вообще помогать?

Клейн:
Морально, материально, организационно.

Вадим:
Должно быть другое живое существо.

Клейн:
Да ты не беспокойся — живых существ много, подвернется.

Вадим:
То есть вопрос звучит так — я… создам себе ситуацию…

Клейн:
Да, давай смоделируем ситуацию. Вот сейчас ты студент. Ну, понятно, сначала надо университет закончить, доучиться нужно, аспирантуру, закрепться как-то там материально.

Вадим:
Вот сейчас у меня проблема — как, вообще, продолжать двигаться, не свалиться куда-нибудь.

Клейн:
Хорошо.

Вадим:
На каком-то этапе эти сомнения либо исчезнут, либо как-то реорганизуются.

Клейн:
Ну, знаешь, давай не будем продолжать эту наивную линию, а оглянемся по сторонам и найдем какой-нибудь пример, где человек шел как-то там развивался и в какой-то момент он стал Бодхисаттвой. Ну, стал помогать живым существам. Есть у тебя в жизни пример?

Вадим:
Ну, ты, Клейн.

Клейн:
Я специально старался — ты что? Я с детства — такого не было, чтобы я по Пути не стремился. Это самый мой главный проект был. Я изо всех сил, днем и вечером.

Вадим:
А как ты помогал живым существам, когда учился, изучал марксистко-ленинскую философию?

Клейн:
Вот смотри. Безусловно, существуют какие-то уровни понимания, и когда я изучал марксистско-ленинскую философию, я даже слова такого «Бодхисаттва» не помнил и не знал. Но такие штуки, которые составляют основные черты Бодхисаттвы — не врать, помогать другим существам — я это все время просекал. А так же все время искал форму — а как же, как же это все должно быть? Я это говорю, сейчас для того, чтобы показать, что это не было чем-то второстепенным, что я думал: «ну, само наступит».

Мало того, я попал в очень удачное время, когда социалистическая советская система разрушалась, наступала капиталистическая — с одной стороны, было достаточно быстро — преобразования, а с другой стороны… (неразборчиво)…сейчас. Плюс целая куча спецефических условий. Я приводил как-то пример, в одном из текстов, что на территории всего Земного шара, в ХХ веке, только в течение полугода, в России, в 1991 году — в течение полугода, на территории России, в 1991 году! — была зона, где можно было заработать денег на создании бирж.

Вадим:
А потом еще с ними слинять.

Клейн:
Ты не отвлекайся. Старайся понять основную мысль. Что даже, если я крупнейший специалист по зарабатыванию денег на создании бирж, я даже тебе это все рассказал, передал, включая все документы — ты не сможешь этого сделать. Потому что ситуация за все сто лет на территории всего Земного шара, все наобходимые факторы совпали только в этом маленьком кусочке, на этой небольшой территории. Соответственно, даже все, что я могу расказывать о себе, даже если я это буду рассказывать очень подробно, а не на том уровне грубости, обобщения, на котором я сейчас говорю — это все равно не поможет.

Но важным здесь является только одно — если ты это воспринимаешь, как «второстепенную цель», то, соответственно, результаты будут — второстепенные.

Вадим:
Правильно ли я понимаю, что все цели, которые наличествуют у Бодхисаттв, во-первых, должны быть сейчас у меня, а во-вторых, должны быть сейчас главными?

Клейн:
Если ты хочешь поступить в аспирантуру, ты к этой цели подгребаешь всю свою остальную деятельность?

Вадим:
Нет, Клейн, поступить в аспирантуру — это не то, что я с детства мечтаю в аспирантуру.

Клейн:
Это неважно, что «с детства». Я просто хочу сказать, что когда ты ставишь перед собой какую-то цель, то добиться ее ты можешь только, создав импульс мощностью «не менее, чем». Если же ты вот так, размазанно — то ты ее не добьешься, этой цели.

Ведь, в твоей жизни есть какие-то цели? У тебя есть проект «поступить в институт, закончить институт с красным дипломом, поступить в аспирантуру». Это некие цели, и ты вокруг этих целей организуешь свое время, свои ресурсы, свои силы.

А стать Бодхисаттвой — это задача гораздо более сложная, чем поступить в аспирантуру. Гораааздо более сложная.

И вдруг ты говоришь, что для того, чтобы решать более простые задачи «я буду концентрироваться», а для того чтобы решить более сложную задачу — «ну, оно как-то само».

Вот о чем речь. Чем больше цель, тем больше намерение должно быть.

Вадим:
Нет, я что говорю, что вот эти вещи — стать кандидатом, стать доктором… (неразборчиво)… но мне сейчас кажется, что мне необходимо научиться так работать.

Клейн:
Совершенно верно, я с этим согласен. Я тебе говорю только о том, что если ты ставишь цель, то ты должен не только работать с полной отдачей, ты должен добиваться, достигать цели с полной отдачей — и это тебе, вобщем-то, понятно на таких целях как аспирантура, институт, проект. Но стать Бодхисаттвой — это тоже цель. И эта цель гораздо более трудная, чем вот эти цели. Но для этих целей, более легких, почему-то ты понимаешь, что нужно сконцентрироваться, а для боле сложных целей — не понимешь. Так не может быть, понимаешь?

Вадим:
Пение мантр, поступление в аспирантуру, получение кандидатского звания — они меня не приведут к тому, чтобы стать Бодхисаттвой?

Клейн:
Ну, естественно. Если бы это было так, то любой кандидат наук, спевший мантру….

Ольга Шотландия:
Вон Вэлин.

Вадим:
То есть, ты хочешь сказать, что если я хочу стать Бодхисаттвой, то неплохо бы об этом задуматься сейчас?

Клейн:
Воот.

Вадим:
Хорошо. Тогда у меня еще такой вопрос. Конкрентно, прямо сейчас, последние два дня, я офигенно парюсь, как бы мне не скатиться … ну, вот я двигаюсь в районе того, чтобы стать Бодхисаттвой, и я офигенно парюсь, как бы мне не скатиться, когда я уже… на уровень вылажу. То есть, мне тяжело. И, все равно, в этом положении твое конструктивное замечание такое, что «в этом положении тебе необходимо думать, как стать Бодхисаттвой»?

Клейн:
Дело вот в чем. Я уже говорил, что «намерение», в Доне Хуановском смысле — это магическое проявление тебя. И «намерение» — оно не означает, что ты «думаешь об этом постоянно». Или что ты даже, вообще, «об этом думаешь». Оно означает, что все твои поступки, они складываются в какой-то один такой… заостренный узор — такой клин, который нацелен на что-то одно.

Намерение, если оно присутствует — это «внутренний устремленный вектор». Оно всю кучу действий, микродействий, всего, всего, всего — оно организует. Знаешь, как металлические опилки в магнитном поле?

Вадим:
Да.

Клейн:
Синхронизирует, заостряет — сюда давление идет максимальное. Это не значит, что думать нужно «хочу стать Бодхисаттвой». Я поэтому говорил — «даже если я буду говорить не так грубо».

«Грубо» заключается в том, что «хочу стать Бодхисаттвой», ставить себе целью стать Бодхисаттвой — это очень грубо выражаясь.

Тем не менее, должно быть намерение. Должно быть намерение быть честным, быть прямым, быть сильным, возлюбить ближнего как самого себя — намерение.

Оно предполагает какую-то траекторию — там будет не получаться, там будешь лажаться, будешь падать, подниматься и опять долбить в ту же точку, долбиться. Там сомнения, там ищешь, долбишься, долбишься — там трудности какие-то, долбишься, долбишься. Это — намерение. Концентрирует линии процессов, усилий.

Вадим:
То есть, принимая решения, я должен учитывать, что я хочу стать Бодхисаттвой?

Клейн:
Например. Да. И, кстати, оно должно входить частью в любые проведенные тобой границы, в любые принимаемые тобой решения. Ты должен искать, искать, искать, искать, искать. На всех фронтах, чего бы ты ни делал. И ты все время… у тебя это входит.


Продолжение беседы с Aries’ом. Модель роста сознания, или Влетающая пуля и реактивный двигатель.


Клейн:
Чем ты будешь больше развиваться, чем ты будешь лучше решать свои социальные задачи, чем у тебя будет больше возможностей, сил и денег, тем ты все больше и больше будешь входить в ту зону, где ты сам определяешь свои задачи, куда тебе идти. Все меньше будет возникать ситуаций, заставляющих тебя делать то или то. И до этого момента неплохо было бы научиться самостоятельно себе ставить задачи. Не только цепляться на внешний процесс, но и порождать его самостоятельно.

Aries:
Я хочу сказать, что раньше мне хватало того, что я вижу что-то новое, чтобы углубляться в каждое свое действие…

Клейн:
Это свойство молодости, начального этапа развития — «вот это я не умею, вот это не могу, это не попробовал». Этих импульсов, этих мотиваций достаточно для того, чтобы действовать энергично и даже эффективно. По мере того, как ты будешь чему-то научаться, в чем-то все лучше себя чувствовать, все меньше проблем с тем-то, с тем-то и с тем-то — этот поводок начальных мотиваций будет уменьшаться, уменьшаться, уменьшаться, уменьшаться. И тебе нужно учиться изнутри порождать этот поток. А не только на внешнем потоке. Внешний поток, «обстоятельства», сигнализирует тебе всё по бокам: «ага, ты не умеешь, ты не умеешь», а изнутри тогда — «ага, я буду это уметь» — этого достаточно. Потом, когда ты умеешь, этих сигналов уже не будет. И нужно включать внутренний поток.

Aries:
Давай такую модель построим: вот слои, я в них влетаю, как пуля, на какой-то скорости. Этой скорости мне хватает, чтобы какое-то количество пройти.

Клейн:
Совершенно верно. Например, 7 слоев проходишь — все, пуля останавливается. Если у нее не появляется за эти 7 слоев реактивный двигатель.

Aries:
Ну вот, потом у меня реактивный двигатель. Потом реактивное горючее кончается, нужно какое-то ядерное открывать. То есть…

Клейн:
Можно продолжить модель и можно сказать так. Но принципиально здесь то, что первые двадцать лет человек летит, как пуля, его разгоняют родители, общество, школа, у него даже мысли ни одной нет, все, что ему кажется, что это его мысли, это не его мысли. Это то, чему его научили в школе. То, что он прочитал в книгах, то, что он услышал где-то. И вот когда он накопил критическую массу… Это все равно, как он рождается в этот мир, голеньким младенцем. Он родился и учится ходить. Так и здесь — накопил критическую массу — фактически, эти знания есть не что иное, как «цивилизационные технологии». Каждое слово — это цивилизационная технология. То есть, это модель, которая имеет внутреннюю структуру и некий контекст, в который она включена. Это технология. Если я знаю слово «стол», то я знаю технологию — для чего это, что это. Если я никогда — индеец, вырос в лесу — никогда не знал, что такое стол, и на нем ваза с фруктами, я это приму за алтарь божества.

Aries:
Да.

Клейн:
Каждое слово, которое мы знаем, каждое понятие — это технология. Так как мир очень большой, понятийный мир очень большой и богатый, тем более там человечество добежало сейчас до таких степеней развития… Во времена Христа в Иудее мальчик был взрослым в 13 лет. В 13 лет он заводил себе жену. Цивилизация была настолько простая — коз пасти, сыр делать, с мечом воевать. В 13 лет достаточно мускулистый, в 14 это молодой мужчина. Все. Сейчас — 21 год совершеннолетие. Что такое совершеннолетие? Я сам могу отдавать финансовые распоряжения насчет своего имущества. Я имею право голосовать, участвовать в принятии решений по поводу такому-то. Вот сколько нужно! За эти 2000 лет на целых семь лет подрос этот возраст. Это все время накопления «цивилизационных технологий» — чтобы ты осознанно, компетентно мог принимать какие-то решения цивилизационные — общественные, семейные — касающиеся тебя лично в разных аспектах. Поэтому до того момента, где 20 лет — где точка перехода — да, это пуля, которую разгоняли, разгоняли… Плюс молодой, все интересно ему — вот ребенку 5 лет, два года, он такой любопытный, его никто не заставляет учиться, он язык учит, так, так… Если рядом на другом языке говорят, он другой выучивает — и вот замедляется, замедляется, замедляется, замедляется. Вот к этому моменту он должен начать, по крайней мере, создавать этот двигатель. Потому что где-то на уровне 27–28 лет, если он не создавал — энергия пули, она полностью прекращается.

Aries:
Правильно я тебя понимаю, что в приложении к моей ситуации такая штука, что я на начальном запасе…

Клейн:
Да.

Aries:
Влетаю, на какой-то уровень поднимаюсь, начальный. Прохожу начальный уровень, а потом останавливаюсь. И чтобы идти дальше именно по части Второй логики, мне нужны уже какие-то внутренние мотивации?

Клейн:
Да, у тебя есть время от двадцати одного года до, допустим, двадцати семи, чтобы создать совершенный двигатель, который… — в отличие от пули, которая обязательно останавливается — любой двигатель может, в общем-то, тебя нести бесконечное количество времени.

Aries:
Ну, да. А что это могут быть за мотивации?

Клейн:
Если сейчас тобой управляют внешние мотивации и мотивации интереса…

Aries:
Раньше во Вторую Логику я скакал на том, что… то есть, того, что я дурак, мне хватало. А теперь — да, я чувствую, что я дурак, но меня теперь как бы перестает бросать. Вот в чем дело. Чтобы дальше двигаться, что-то еще надо.

Клейн:
Начальные мотивации: достаточно одной мотивации, что «это интересно». Интересно — это означает, что элементы мира ты видишь в первый раз. Первая любовь, первая женщина, первый институт. Первый ребенок… ну, там много всего. Но потом то, что с тобой происходило, оно перестает быть первым.

Aries:
Да.

Клейн:
И, соответственно, наступает другая ситуация. И пока это все в первый раз, есть интерес познания неизвестного — плыть в Америку, чтобы открыть Индию. Когда все открыто, единственным двигателем может быть прохождение каких-то внутренних этапов созревания — осознавание, что ты водитель своего «кругленького автобуса», что руль в твоих руках, что нужно куда-то рулить, потратив какое-то время на поиск этого поворота, этой трассы, этой траектории, по пути научившись рулить своей жизнью. То есть, на буксире — пуля или на буксире — это тебя только разгоняют. Как Шаттл — его выводят на орбиту на таком двигателе — дальше должен включить свои двигатели.

Aries:
Да, да, понятно. То есть, сейчас… Когда ты узнаешь неизвестное, это в каком-то смысле — «в ширину». А нужно уметь за счет качественного…

Клейн:
Да. Это и называется «самоопределился» — «познал, кто ты», хотя бы до какого-то уровня. Познал свои мотивации, что тобой движет, самоопределился со своим местом в мире, самоопределился со своей деятельностью, с направлением, осознал, что руль в твоих руках. До этого им, в общем-то, вертели все, и ты, в общем-то, даже не знал про этот руль.

Aries:
Вот про руль я понимаю. Мне интересно… ну, то есть, понятно — какая-то общая стратегия. Ну, а что сейчас хотеть?

Клейн:
Вот, мы с тобой, как раз… рассматривая траектории, пытались подобраться к этому вопросу — «а что тебе сейчас хотеть?»

Aries:
Ну, как это примерно осуществлять?

Клейн:
Мы делаем всякие дополнительные круги и сейчас еще раз попытаемся. Чего хотеть? Да.

Аня Зыкова:
(неразборчиво)

Клейн:
Я не все слышал, но вот то, что я уловил: «если ему удается действовать осознанно».

Аня Зыкова:
Да.

Клейн:
Причем, ты уточнила: под «осознанностью» он понимает «видение своих мотиваций» — зачем и почему он делает.

Аня Зыкова:
Да.

Клейн:
Да, это осознанность. Да, безусловно это будет его продвигать. Это будет его продвигать к этим высшим уровням его сознания, к все большей и большей степени самоопределения, самоопределенности. И мало того — этот путь его, в общем-то, вынесет сам собой туда, куда он хочет выйти.

Aries:
Осознанность на каждом шагу это не выход.

Аня Зыкова:
Это выход.

Клейн:
Если ты понимаешь, что такое «осознанность». Осознанность — это исследование своих мотиваций, полное понимание того, что тобой движет в том или ином твоем поступке. И постоянная практика в этом. Это позволит выйти тебе на другую степень самоосознания, самоопределенности, понимания процессов, понимания твоего внутреннего устройства, понимания того, как ты ввязан в мир, что тобою движет. Это достаточно хороший промежуточный двигатель.

Aries:
Цель нужна. Чтобы в каждый момент себя осознавать, ловить себя за хвост, нужна цель. В смысле, цель конкретная, именно сейчас, в данный момент. То есть если я просто так иду по улице, никуда не спешу…

Клейн:
Подожди, подожди. Ты, видимо, не услышал.

Aries:
Может быть.

Клейн:
Я говорил о том, что ты собираешься сделать что-то. Или делаешь что-то. И ты должен осознавать свои мотивации — по какой причине ты толкнул этого человека в метро? по какой причине ты подумал плохо о нем, подумал «вот гад»? по какой причине?

Aries:
Я…

Клейн:
Если ты такого вопроса не ставишь, то и ответа никогда не получишь. Если ответа не получишь — никогда не узнаешь своих мотиваций. Не узнаешь своих мотиваций — не поймешь глубинную структуру себя и не поймешь своего места во всем этом. Картинка всего этого будет для тебя искажена.

Aries:
Я хочу сказать, что у меня такие вопросы получается ставить не всегда. Раньше получалось всегда, а сейчас вот не всегда. То есть, сейчас, например, если я…

Клейн:
Лучшие годы просто проходят. Понимаешь?

Aries:
Понимаю.

Клейн:
Пуля замедляется.

Aries:
Это не то, что пуля «замедлилась», а это просто скачком произошло.

Клейн:
«Пуля замедляется» — это модель, это образ.

Aries:
С одной стороны я стал больше понимать, а с другой стороны перестало получаться такие вопросы задавать. То есть, их получается задавать, когда я в потоке нахожусь…

Клейн:
Короче, мы заканчиваем нашу беседу. И мы ее закончим такими словами:

Ты должен понять. Ты должен найти ответ на простой канонический вопрос. Ты должен его найти сам. Ты должен его раскопать. Это позволит тебе подтянуть все-все-все-все вопросы, о которых мы говорили сегодня. Вопрос звучит так:

В чем смысл прихода Бодхидхармы с запада? (смех)

Не надо отвечать.


Предисловие ко «Второй беседе с Aries’ом», или В чем смысл перекладывания кубиков?


Клейн:
И вот, когда человек что-то понял, чему-то научился, он начинает что-то делать. Ну, перед этим понятно — ищет. Иногда эти поиски бывают длительными, иногда мучительными, иногда кому-то везет — быстрыми эти поиски бывают.

И вот он должен найти, что ему делать. Как же ему искать? В каком направлении ему искать? Да, это вопрос к присутствующим. Кто знает? Кто знает, что ему делать? Может ему мультимедиа презентации делать, может ему какие-нибудь мультики делать, может ему фотографии какие-нибудь делать? Вот что ему делать?

Аня Зыкова:
То, что нравится.

Белка:
То, что хочется, но было сильно страшно или лень это делать. То, что хочется… Что хочет, но почему-то не делает.

Участник Х:
А если не хочется?

Аня Зыкова:
Ничего не хочется?

Участник Х:
Нет. Яркого ничего нет такого.

Аня Зыкова:
Тогда все подряд, и в процессе начинать понимать то, что тебе хочется делать. Но, все равно, что-то делать.

Клейн:
Ну, хорошо. Есть, действительно, такой жизненный вариант — кому-то ничего не хочется делать. Не в том смысле, что «не хочется», а в том смысле, что нет ярко выраженного «хочется, что делать».

Мало того, мы разбирали, что если есть ярко выраженное — что хочется делать, то с одной стороны тогда ему приходится меньше мучиться, чтобы найти что делать. С другой стороны, пока он это не прошел — то, что он делает — это занятие его прикрывает от того, чтобы остановиться и задать себе вопрос, точнее, чтобы перед ним во всей свой мощи и величине встал вопрос — «а что, собственно говоря, я здесь делаю? Почему я перекладываю вот эти именно кубики? В ЧЕМ СМЫСЛ перекладывания этих конкретно кубиков?!»

Это те счастливчики, которые нашли ответ на вопрос, что ему хочется? Ему хочется сейчас вот это. Есть менее счастливые, которые найти такой ответ не могут в какой-то момент жизни. Но пусть они будут спокойны, если они будут правильно двигаться — счастье не заставит себя ждать. Они найдут свой комплект занятий.

Но, тем не менее — в какую сторону это должно быть сориентировано, чтобы и искалось получше, и чтобы то, что будет найдено, оно способствовало? Какие будут версии?

Участник С:
Вообще, у каждого человека есть какие-то занятия, которые, как бы, его?

Аня Зыкова:
Да, я считаю, что всегда есть.

Клейн:
Они есть в том смысле, что он может их, конечно, найти.

Участник С:
Нельзя же, скажем, на любую вещь, скажем, так вот границы провести, чтобы это стало твоим?

Клейн:
Можно.

Мало того, на каком-то достаточно высоком уровне развития именно так и происходит — это вопрос… ответственности.

То есть, если ты принял решение «занимаюсь вот этим!» — то у тебя не остается причин для того, чтобы тебе это «не нраааавилось»… чтобы растекаться.

Потому что, начиная с какого-то уровня, твое сознание устроено так: ты выбрал «я делаю это» — это твой выбор, у тебя нет причин «кваситься», или высказывать в той или иной форме недовольство тем, чем ты занимаешься.

Потому что ТЫ это выбрал, ты знаешь, что не на кого пенять, кроме как на СЕБЯ. Ты уже наученный не пенять. И, что не надо, то ты не выбираешь.

Участник С:
На любом уровне понимания на что-то же ориентируешься?

Клейн:
Да, безусловно. Но там «вопрос ответственности» — разный. Ответственность — она выражается в том, что ты выбрал какое-то направление и, двигаясь по нему, у тебя не возникает мысли, что…

Участник С:
…что «я делаю неправильно».

Клейн:
…что я делаю «непонятно что». Или «кто-то виноват», что у меня не получается. Или «во, там, козлы»… или «жизнь такая»…

То есть — этого ничего нет. Ты отчетливо осознаешь себя водителем своего «кругленького автобуса», что именно ты рулишь, насвитываешь песенку.

Выбрал направление и туда рулишь. По совокупности миллиона причин не надо туда рулить — рулишь в другую сторону. Но, куда рулишь — там у тебя и хорошее настроение.

Участник С:
А вопрос в чем? Вопрос в том — как выбрать направление? Куда ехать?

Участник Х:
Как выбрать то, что хочешь. На что опираться?

Клейн:
Да, на что опираться? Как найти то, что хочешь? В какую сторону рулить? В какую сторону направлен этот глобальный вектор, двигаясь по которому, жизнь будет складываться, улучшаться?

Участник С:
Аха, это значит развилка — да?

Клейн:
«Просветляться нужно или нет?» — подсказывают.

Участник С:
Нужно!

Клейн:
Вот.

Участник Х:
То есть это развитие своего мастерства?

Клейн:
Да, там и развитие своего мастерства. «Что такое просветление», другими словами. Тот, который просветлился — это кто? Как его зовут? В канонической традиции.

Участник Х:
Просветленный!

Клейн:
Просветленный… Нет, на букву «Б».

Аня Зыкова:
Буратино.

Клейн:
Да Бодхисаттва, а не Буратино! Бэ…бэ… Слышала про «обет Бодхисаттвы»?

Вот Бодхисаттва, который достиг высших ступеней просветления, чем он занимается?

Участник С:
Ходит на дискач, отвязывается.

Клейн:
Для спасения всех других существ, да?

Участник С:
Да, да. Для оттяга. Оттягивается.

Аня Зыкова:
Короче, никто не знает.

Клейн:
Вот, примерно, туда и нужно стремиться. И тогда на пути… Что значит «никто не знает»? Нет, что «никто не знает».

Аня Зыкова:
Вот, Клейн, я как всегда думала. Я всегда думала, что как? — ты сначала все свои проблемы решаешь, себя развиваешь. Потом у тебя все кончается, тебе ничего не хочется. Поскольку ты сидишь, у тебя начинаются проблемы остальных живых существ. Пока они тебе все не насыпятся… то есть… там… ты их начинаешь там…

Клейн:
Это ты мне пересказываешь…

Аня Зыкова:
Ну, да…

Клейн:
…сюжет фильма «День Сурка».

Аня Зыкова:
Почему?

Клейн:
Вот я не знаю, почему ты мне его решила пересказать.

Аня Зыкова:
Я не буду пересказывать. В идеале — все проблемы у всех живых существ кончаются.

Клейн:
Проблемы у всех живых существ кончаются, и все живые существа кончаются.

Петров:
Нет проблемы — нет существа.

Клейн:
Ну, из того, что сказал Петров, следует, по крайней мере, один простой вывод: Возрадуйтесь, почувствуйте свое счастье!

Таня Слинка:
У вас есть проблемы — нет счастья.

Клейн:
Нет, наоборот, это же хорошо! У вас есть — «вы при деле», интересный мир вокруг, все вот создано для вас… Это же великое счастье! Другое дело, что, когда туда доходишь, только тогда понимаешь, что это великое счастье. И что все не понимают, насколько они счастливы. А ты туда, назад, уже не можешь. А у вас сейчас есть возможность осознать это великое счастье нахождения в этом мире.

Но пока не дошли туда, где стоит табличка мастерски, гениально нарисованная Петровым: «Нет проблемы — нет существа!» — на этом пути, действительно, есть…

Петров:
Проблемы.

Клейн:
Проблемы, какие-то точки, уровни. Как то нужно туда карабкаться, идти.

Участник А:
Есть выражение «смех без причины — признак дурачины». Как относиться к людям, которые этого не понимают и смотрят на тебя, как на идиота?

Клейн:
Включаем обычную логику. Если «смех без причины — признак дурачины», то, значит, обратное поведение — это умное поведение. Значит, относиться к ним как умным людям. На тебя смотрят, когда ты смеешься без причины?

Участник:
Я, просто, не смог найти общий язык со своим другом. «Ты идиот» — и все, короче.

Клейн:
Ну, — повышай свое мастерство.

Белка:
А ты скажи: «А ты — друг идиота».

Клейн:
Да, ты ему скажи: «Скажи мне, кто твой друг, и я тебе скажу, кто ты». Как относиться? Весело относиться, хорошо относиться!

Белка:
Доброжелательно

Клейн:
Доброжелательно. А так же, действительно, повышать свое мастерство, чтобы иметь возможность донести то, что у тебя внутри, до другого.

Это две разные задачи — «чтобы было что-то» и «уметь это доносить». Одна проблема — это «проблема производства». Другая проблема — это «проблема транспорта». Несмотря на то, что там и там сходные всякие штуки и как-то они взаимосвязаны — это разные зоны, разные проблемы.

Повышай мастерство. В процессе этого терпеливо, доброжелательно, благожелательно находись в той ситуации, обстановке, в которой находишься. Это же не является для тебя какой-то сильной проблемой? Если он твой друг, если ты его считаешь своим другом, если ты воспринимаешь его, как своего друга, если ты относишься к нему, как к своему другу — то все эти штуки, они временны, преходящи. Ты же к нему глобально, продолжительно, хорошо относишься? Ты же ему делаешь еще много чего хорошего?

Участник А:
Конечно.

Клейн:
Это напряжение между вами — «напряжение» я в данном случае имею в виду «как пружина» или «когда что-то не сходится» — оно является источником каких-то импульсов, каких-то попыток понять, каких-то разговоров, каких-то ситуаций. Какого-то подвижения тебя к повышению мастерства, а его — к пониманию. Так эта вся штука и работает. Пока есть такие вот «напряжения».

Участник А:
Разность потенциалов

Клейн:
Разность потенциалов, да — растянута пружина, проблемы… На этой энергии и идет эта «игра». Нет растяжения — нет существа.

Кто уже понял, чем он будет заниматься в ближайшем месяце?

Участница Т:
Я поняла, Клейн.

Клейн:
Федя понял, Таня. А ты-то чего понял? Чем ты, Вадим, будешь заниматься в ближайший месяц?



  Выражаю свою благодарность Жене Гнатыне gnatyna@mail.ru , взявшей на себя труд перевести в текстовый формат аудио-запись лекции с Третьего семинара по Второй логике на благо всех живых существ и к радости всех бодхисаттв-махасаттв. А также всем, кто верстал, правил, ставил и редактировал! Привет! Клейн.


на главную страницу

 

 

 


НАШИ ДРУЗЬЯ

Юридическая Фирма «Ай Пи Про» (IPPRO), Защита интеллектуальной собственности
Интернет Магазин Настоящей Еды «И-МНЕ», Экологически чистая Еда
«Тикток+Лунатик в России и СНГ», Официальный дистрибьютор чикагской дизайнерской студии MINIMAL. Премиум-аксессуары для продукции Apple
Гео-чаты Hypple
МахаПак, Креативная рекламная упаковка
Рекламное агентство «Навигатор», Креативные сувениры и елочные шары с логотипом
КСАН, Агентство интерактивного маркетинга
Prezentation.ru Мультимедийные презентации, маркетинг
«Моносота», Дома Будущего
«Сибирские узоры» Игоря Шухова
Китайский Проводник

 

Наши почтовые рассылки
В помощь Дзенствующему

 

 

 

Copyright © 1999-2014 ZenRu