ZenRu
Красный ДзенХелп
Белый ДзенХелп
Лекции семинаров по Второй логике
Бодхисаттвская Правда
Юридическая Фирма «Ай Пи Про» (IPPRO)
Интернет Магазин Настоящей Еды «И-МНЕ»
Гео-чаты Hypple
«Тикток + Лунатик» в России и СНГ
Ремешки для iPod nano LunaTik и TikTok

АРТЕМИЙ ТРОИЦКИЙ
Мне всегда было интересно быть одному, идти своей дорожкой без каких бы то ни было шеренг, колонн вокруг меня. (с) А. Троицкий


 

КОНТРАКТ С САМИМ СОБОЙ
(2003)

 

- Артемий, сколько вам лет?
- 48 исполнилось 16 июня этого года. 48 лет.
- Существуют ли в Вашей жизни проблема совмещения внешних действий и внутренних принципов? - Душа говорит одно, действия нужны другие.
- Да. Эта проблема существует. И я, как правило, решаю ее полюбовно. Т.е. я не тревожу свою душу, не меняю свои действия. Для меня очень важно испытывать чувство морального удовлетворения от всего того, что я делаю, говорю, как я выгляжу. Причем, это касается не людей, которые обозревают меня снаружи, это касается исключительно моего внутреннего самоощущения. Я очень не люблю себя за что-то не любить, я, тем более, не люблю себя за что-то презирать, поэтому я делаю все для того чтобы холить и лелеять какие-то свои участки мозга, ведающие такими понятиями как совесть, стыд и прочими отростками, которые тянутся в сторону морали.
- Что нужно человеку, чтобы дожить от 20 лет, когда все достаточно принципиальны и хотят чего-то хорошего, до 48 лет? Какие качества?
- Я не знаю. Я могу сразу сказать, что никого не хочу поучать, и я не считаю себя ни в коем случае лучше, умнее, просвещеннее и продвинутее других.
- Отлично. Это хорошее предисловие.
- Более того, я считаю, что вообще никаких универсальных правил и принципов, которые касаются человеческого поведения на свете, не существует. Все люди разные. И что хорошо для одного, что правильно для одного, что морально для одного - то, может быть, не подходит другому. Поэтому никаких рецептов, никаких "ребята, делайте, как я, или не делайте как я" - ничего такого сказать не могу. Просто не чувствую морального права поучать всех остальных. Я вполне допускаю, что нашлась бы масса людей, которая, идя в точности моим путем, закончили бы свою жизнь где-нибудь так в лет 25 от наркотиков или пьянства или венерических заболеваний.
- У Вас было и то, и другое, и третье?
- У меня многое чего было. Во всяком случае, я заключил контракт только с самим собой. За всех остальных я ответственности не несу.
- Тем не менее, наша аудитория это разный возраст, но, в основном, это молодые люди в возрасте 20-25 лет, которые пытаются определиться в жизни, причем стратегически. Это самоопределение можно очень просто выразить: грызть, несмотря ни на что в этой жизни? или каким-то образом придерживаться каких-то принципов: поиск духа, развитие, поиск себя в этом мире? Основная такая развилка. И, безусловно, те, кто умудрился до чего-то доразвиться, придерживаясь чего-то, - они представляют интерес, по крайней мере, как источники опыта. Тем более, что все сейчас страшно ускоряется и… ну, нет того, что было в 60-70-е годы, когда можно было при всех трудностях, тем не менее спокойно развиваться 15-20 лет.
- Времени тогда было больше. Это точно. Это большой плюс тех времен.
- Сделайте милость, поделитесь частичками опыта. Ведь эти же проблемы встают постоянно? Сейчас, в 48, они же тоже встречаются?
- Я думаю, что все свои основные решения я сделал очень давно. И я рад, что у меня было время для того, чтобы эти решения принять. В этом было преимущество того периода. Тогда действительно все происходило гораздо менее плотно и быстро, чем сейчас. Я бы сказал так, может быть, единственное, что я бы посоветовал разным людям - это стараться никогда не делать того, что им делать не хочется.
- Это очень трудно.
- Тем не менее, к этому надо стремиться. Даже если это грозит какими-то возможными лишениями, проблемами и прочими негативными последствиями. Я считаю, что главное для человека - верить своей интуиции и потакать своим желаниям. Другое дело, естественно, у массы народа желания могут быть патологическими, а интуиция не развитой. Для них мои рецепты, может быть, и не годятся. Я говорю о том, что я знаю. Могу привести элементарный пример. Когда я закончил высшее учебное заведение, мне надо было идти работать по распределению в организацию под названием ЦСУ, Центральное статистическое управление СССР. Это бы 77-й год. Мне очень не хотелось идти туда работать. И я не пошел туда работать. И за мной охотились милиция, военкомат и прочие, прочие. Я просто скрылся, потому что мне категорически не хотелось идти работать в совковую контору. Потому что я знал, что я там буду себя чувствовать плохо. До этого, кстати, я точно также с большим риском ушел от армии. В институте у меня была военная кафедра, где меня тут же возненавидели преподаватели. С военной кафедры меня отчислили за дерзкие речи, длинные волосы, неармейскую манеру одеваться и нежелание идти на какие либо уступки. И меня отчислили с военной кафедры. Отчисление с военной кафедры - почти автоматически идет отчисление из института и к тому, что тебя просто отсылают в армию. Тем не менее, я на это пошел. И без всякого блата, ценой своих собственных актерских усилий, я смог сделал так, что получил белый билет. Хотя на самом деле ситуация была "пан или пропал". Я, категорически, не хотел прогибаться под военщиной и, в конце концов, вышло по-моему. Точно также в результате вышло по-моему, когда я откосил от работы. Да, я стал тунеядцем, я бегал и рисковал угодить на этот раз не в армию, а в тюрьму, как это произошло с братом Пети Мамонова, который был примерно в такой же ситуации. Тем не менее, я перегнул эту ситуацию, я нашел даже в тогдашнем совке для себя лазейки и в результате смог заниматься тем, к чему стремился - легализованным бездельем.

- "Легализованное безделье" предполагает отсутствие любой деятельности?
- Нет. Легализованное безделье предполагает делание того, что хочется. Если ничего не хочется, то ничего не делаешь, если что-то хочешь делать, то делаешь. Я, кстати, делал очень много всего. Но ни в коем случае это не деятельность на пользу государства. Я антигосударственник. Я противник государства во всех его проявления. Я никогда, в том числе и сейчас, практически никак от него не завишу. Я, честно говоря, и налоги бы не платил, потому что кормить наших бандитов чиновников, финансировать войну в Чечне, и содержать многотысячный конвой президента Путина мне совершенно не хочется. Тем не менее, понимая, что нынешняя власть в каком-то смысле пожестче предыдущей советской, я не хочу давать им серьезный повод для того, чтобы со мной разделаться. Так что налоги я плачу, а в остальном мои контакты с государством отсутствуют.
- Я не буду включать этот пассаж в текст.
- Почему? Если я что-то говорю, значит… Хотите включайте, хотите не включайте.
- И тем не менее, в своей жизни Вам много приходиться работать? В связи с термином "легализованное безделье"? Вы вообще много работаете?
- Мне приходиться работать сейчас несколько больше, чем я работал раньше. Но происходит это не оттого, что я специально впрягаюсь в какие-то вещи, чтобы деньги заколачивать, а просто оттого, что сейчас больше возможностей что-то интересное делать. Скажем, притом, что у меня остается и журналистика и радио, несколько лет тому назад я начал заниматься организацией клубных концертов. Никогда мне в жизни не хотелось такого рода вещи вытворять, тем не менее, как-то так логически сложилось, что с одной стороны какие-то иностранные артисты меня постоянно теребили по поводу того, что хотят сюда приехать, опять же, иностранные посольства выходили с какими-то идеями, грандами, субсидиями, это было с одной стороны. С другой стороны клубы наши разбогатели, и периодически мне жаловались, вот, надоело, что одни и те же люди выступают. Ну, и в середине этой ситуации вдруг оказался я. И я решил просто соединить эти два вектора, и стали мы с моими партнерами устраивать эти концерты, и сейчас деятельность тоже идет полным ходом. В прошлом году мне предложили заняться преподавательской деятельностью. Опять же, я об этом не думал, не планировал ничего. И вот весь прошлый год я читал лекции в ГУУ, Государственном университете управления, а с этого учебного года - у меня вчера было первое занятие - веду мастер-класс в МГУ на журфаке. Работы очень много, но это только та работа, которая меня притягивает. Никакую работу, которая мне была бы не интересна и которая, опять же, мне пузико бы приятно не щекотала, я не делаю.
- Значит, все получается "само собой", или "как бы само собой"?
- Все получается само собой, абсолютно. Кстати говоря, журналистикой я стал заниматься не по собственной инициативе. Это меня нашли. Это было в 74 году. Я был просто диск-жокеем. Делал дискотеки в МГУ. Явилась женщина из журнала "Ровесник". Говорит: "Вот вы тот, кто нам нужен, а то нас заваливают письмами просят рассказать о рок-музыке, а мы обратились в Союз композиторов, в Союз журналистов, и нет у нас в СССР ни одного специалиста по рок-музыке, а вы так интересно все рассказываете, давайте вы нам будете что-нибудь писать". Я на женщину посмотрел, она мне внешне понравилась, фигурку оценил, сказал: "Ладно, с вами буду работать". Вот, собственно говоря, именно таким образом началась моя журналистская карьера.
- Как стать таким человеком, чтобы притягивать к себе эти дела, чтобы вокруг тебя все само собой складывалось? Людей много - их миллионы и даже миллиарды…
- Не ко мне вопрос, к Господу Богу, к высшим силам или к кому-то еще, я ничего для этого не делал.
- Что, просто любимчик Бога?
- Может быть. Баловень судьбы.
- Не верю.
- Баловень судьбы. А Баловень Бога лучше не надо. Это дело такое - серьезное. А вот выражение Баловень Судьбы - тфу, тфу, тфу - меня в высшей степени устраивает.
- Мир устроен крайне справедливо. Я не могу поверить, что на любого человека - просто, раз и … Может он не делал каких-то внешних действий, но внутренние-то он делал обязательно?

- Мне трудно сказать, что такое "внутренние действия", но, теоретически можно…
- Это решения.
- Я уже сказал о некоторых серьезных решениях.
- Об одном.
- О двух.
- О двух и об одном принципе.
- Такого рода решения - их очень много и они делаются постоянно. В принципе, моей главной мотивацией, по крайней мере, в юности, было создавать, вокруг себя, для себя, своих друзей, своих девушек, какую-то более ли менее веселую ситуацию. Мне очень нравилось - притом, что жизнь тогда была не ахти какая радужная: "Леонид Ильич Брежнев лично", комсомол, КГД и все прочие дела - но, тем не менее, у нас было свое, абсолютно автономное от Советского Союза, можно сказать, подполье, и мне очень нравилось это подполье обустраивать и делать его интересным. Именно поэтому, скажем, я с другом Сашей, мы стали делать эту дискотеку. Это была первая в Москве дискотека. Люди тогда даже не знали что такое дискотека. Но, поскольку мы с ним приехали из Праги, из Чехословакии - до 13 лет я жил в Праге, там эти дискотеки были - мы стали делать эту дискотеку. И, соответственно, по этой самой цепочке, на дискотечную наживку выловился журнал "Ровесник". Поскольку оказалось, что писать у меня получается, возникли какие-то другие журналы. Я никого не искал, я никогда ни к кому в двери не скребся, челом не бил. Я и сейчас так считаю: если я кому-то нужен, то меня можно найти. А мне в принципе ничего не нужно. Я никуда и не тыркаюсь
- Как "ничего не нужно"?
- У меня нет амбиций вообще. Я человек, напрочь лишенный амбиций. В этом смысле для молодежи, для современной молодежи - очень плохой пример. Потому что у сегодняшних молодых людей обязательно должны быть амбиции. Если нет амбиций - денежных, карьерных, каких-то еще в современной такой динамичной и рыночной ситуации, то выжить очень сложно. Чем мне не нравиться капитализм, рынок и все прочее? Я впервые это ощутил, когда в 88 году я первый раз приехал в Америку. Приехал я впервые в США. У меня там вышла первая книжка, в Штатах, и мне было интересно пресловутый американский образ жизни примерить к своей шкуре. Я там некоторое время работал в очень известном Нью-йоркском издании "Village voice" - знаменитое, супер старз издание. Я там месяц или два проработал. И я понял, что такое Америка и что такое капитализм и что такое жизнь "по-капиталистически". Абсолютно точная метафора, которая еще тогда родилась у меня в голове - "жить в Америке - это то же самое, что ехать в гору на велосипеде".
- Не понятно.
- Надо постоянно крутить педали. Ты все время крутишь педали, поскольку едешь в горку. И у тебя уже нет времени посмотреть по сторонам, на окрестные поля и луга, я уж не говорю о том, чтобы посмотреть на небе - оценить красоту облаков и то, что за ними. Надо все время крутить педали. Если ты бросил крутить педали, то ты тут же падаешь и съезжаешь назад, в придорожную канаву и все. И в Америке так живут все. Это стиль жизни всех тамошних молодых профессионалов - всех, кроме пенсионеров. У нас сейчас этот стиль жизни тоже - еще не до конца, но в значительной степени - привился. Меня он абсолютно не устраивает. Я хочу не ехать на велосипеде в горку, а я хочу ездить на велосипеде по ровной площадке, чтобы я мог куда угодно повернуть. Я хочу куда угодно поворачивать, я хочу надолго эти педали бросать и катиться по инерции, и при этом смотреть по сторонам и приставать к окрестным девушкам. Вот эта жизнь по мне. Это я все говорю к тому, что у меня нет амбиций. Я не вижу никакой дороги вверх вообще. И я не хочу эту дорогу вверх осиливать.
- Ни снаружи, ни внутри?
- Если говорить "снаружи или внутри"... Вы, по-видимому, имеете в виду дорогу в смысле Дао.
- Да. Да.
- Это более сложная история. Я не хотел бы, честно говоря, на этой теме останавливаться.
- Хорошо.
- Потому что эта штука серьезная. Эта не тема для газетного интервью. Если меня спрашивают: вы человек верующий? - я отвечаю: я агностик, я человек не религиозный, хотя философская сторона религии меня очень интересует и уже много десятков лет.
- Если убрать некоторый стереотип - "газета, интервью, у нас мало времени, мы мало знакомы" - то скажу: "философская сторона" - это тема нашей газеты. Вообще, все это - центральная тема, и было бы очень интересно. Кроме газеты у нас существует несколько сайтов, один из них - www.zen.ru
- Ну, понятно. Я еще в школе в 9-м классе писал сочинение по "Преступлению и наказанию" с позиции Дзен-буддизма. Я тогда этим делом очень увлекся и читал Судзуки. Как его? - Дайтаро. И еще какие-то дзенские книжки. Я на это подсел, потому что очень любил в детстве Селенджера и в каких-то литературоведческих трудах о Селенджере я вычитал, что он оказывается адепт дзен-буддизма. И тогда я стал узнавать "а что такое дзен-буддизм?" - и этим делом увлекся. Так что я все это дело уважаю.
- Вы следуете Дао?
- Я следую Дао. По своему.
- Ему невозможно следовать иначе.
- Согласен. Я уважаю этот концепт. Можно сказать, что я считаю его работающим несравненно лучше и гораздо более актуальнее и приспособленнее к современной жизни, чем, скажем, христианство, которое, на мой личный взгляд, изжило себя полностью и превратилось просто отчасти в красивый музей как католичество, отчасти в абсурдную пародию как православие.
- Если взять все выше рассказанное - контракт с самим собой, Дао, некоторые принципы, плюс преподавание в МГУ и преподавание в Государственном университете управления - этот "контракт с сами собой", он все равно включает взаимодействие с другими людьми, которое не может быть безответственным. Если я преподаю, то я вторгаюсь в сознание людей, чтобы их усилить, а не ослабить?
- Все что я делаю, я делаю ответственно. Безответственно, я только иногда болтаю. И то даже если болтаю, то за свои слова отвечаю. Существуют разные уровни взаимоотношений с людьми и разные уровни ответственности. Я считаю, что на серьезный уровень я вышел только 5 лет тому назад, когда у меня родилась дочь. Это очень серьезно, это максимально ответственно. И тут уже я прекрасно понимаю, что тут я уже по контракту отвечаю жизнью. Все остальные свои ответственности я считаю, что выполнял в меру своих сил, по крайней мере, я к этому стремился. Я, вообще, кстати говоря, абсолютно солидарен, с тезисом Александра Зиновьева, который совсем не дзен-буддист, и, тем не менее, в "Зияющих высотах" у него есть рассуждение по поводу того, что единственный критерий моральности человека - это его искреннее стремление быть моральным. Все остальное - это уже как у кого получается. Я искренне стремлюсь во всем быть ответственным. Другое же дело, что мое искреннее стремление очень часто натыкалось на мое же искреннее же стремление же к чему-то прямо противоположному. Например, я не хотел изменять своим женам и искренне к этому стремился, а потом обязательно получалось так, что все-таки это происходило. До какой-то степени это меня мучило. С другой стороны, я думаю, что меня еще больше бы мучило и, предполагаю, что и моих жен тоже, если бы я им не изменял.
- Диалектическая связь понятна. И при всей, извините за выражение, простоте вашего мировоззрения...
- Это, кстати сказать, очень точное определение. Оно у меня очень простое. Я вообще очень стараюсь избежать сложностей в жизни. Чем путь прямее на самом деле, тем, на мой взгляд, он короче.
- …много ли вокруг вас людей - как сейчас, так и исторически - которые разделяют вот такие вот простые "внутренние миры"?
- Нет. Я, боюсь, что я не знаю больше таких людей.
- Еще раз повторите эту фразу.
- Я, боюсь, что я больше таких людей не знаю. По крайней мере, все мои близкие - я имею в виду, все мои семейные и околосемейные люди, все мои близкие друзья - они все намного сложнее меня.
- А теперь крупными буквами: ПОЧЕМУ? Почему тогда мало того, что мало, а еще и в единственном экземпляре? В чем дело, как это так устроено?
- Я не знаю, я думаю, что было бы намного логичнее - опять же, проще, менее извилистее - если бы все люди думали и вели бы себя примерно так же, как я. Почему-то так не происходит. Почему-то люди склонны нагромождать вокруг себя, внутри себя, огромное количество проблем. Может быть им так интереснее, может быть, это стимулирует их интерес к жизни. Я не знаю, скажем, та же религия, та же карьера, то же интриганство, то же вранье… - все торчат по-своему. Очень может быть, что, скажем, у меня есть мой ближайший друг, который долгое время был на самом деле абсолютно понятным, приемлемым мне и тождественным мне человеком. Некоторое время тому назад - лет 10-15 тому назад он стал убежденным, таким упертым православным. Я ни в коем случае не хочу его в этом винить.
- Вы имеете в виду Мамонова?
- Нет. Я имею в виду другого человека.
- Хорошо.
- Хотя с Мамоновым это тоже случилось, и я боюсь, чтобы это его не загнало в могилу, потому что батюшка его духовник внушает, что курево - это адская бесовщина, а вот алкоголь - это в полном порядке, это по-русски. В результате Петя снова стал пить как рыба, отчего каждый месяц попадает в больницу с белой горячкой на все более долгие сроки, а пока он пыхал - несколько лет - он был в полном порядке. Ну, это как бы отдельное ответвление. Ну, в общем, нет, это не Петя Мамонов. Я ни в коем случае его за это не осуждаю. Это на 100% его дело. Я просто привожу пример, что человек создал для себя нечто - вошел как бы в чужую канву, в данном случае под названием Храм.
- Но, ведь, страшно же рулить самостоятельно своим собственным рулем, а не в канве уже освященного?
- Вся проблема в том, что мне не страшно и никогда не было страшно. Я всегда считал, хотя никто с этим не соглашался, что религия, как, кстати, и наркомания - это удел и слабаков. Я считаю, это для слабаков. Сильным людям эта религия, по крайней мере, организованная религия - нафиг не нужна. Это не к тому, что я считаю себя сильным человеком. Я уверен, что у меня имеется масса слабостей, и они ярко проявляются, но в каких-то отношениях я силен.
И в том числе в том, что мне всегда было интересно быть одному, идти своей дорожкой без каких бы то ни было шеренг, колонн вокруг меня.

беседовал: Клейн

ИНТЕРВЬЮ с умными людьми

 

Артемий троицкий. Контакт с самим собой - интервью.Артемий троицкий. Контакт с самим собой - интервью.Артемий троицкий. Контакт с самим собой - интервью.Артемий троицкий. Контакт с самим собой - интервью.
Артемий троицкий. Контакт с самим собой - интервью.Артемий троицкий. Контакт с самим собой - интервью.


ТРОИЦКИЙ АРТЕМИЙ КИВОВИЧ (род. в 1955 г.) - российский
музыкальный критик.

Родился в г. Ярославле в 1955 году, с 1955 по 1962 жил в Москве, с 1968
по 1988 год - в Чехословакии. Еще в школе увлекся рок-музыкой и в 1967
году, когда ему исполнилось 12 лет, начал делать рукописный журнал,
посвященный рок-музыке. Артемий Троицкий стал первым в Москве диск-жокеем:
с 1972 по 1974 год он вел дискотеки в главном корпусе МГУ, в кафе Б-4. Первая
большая публикация - статья о группе Deep Purple в журнале Ровесник (1975). В
конце 70- начале 80-х годов А.К. Троицкий занялся организацией
подпольных рок-концертов и фестивалей. В этих, ставших легендарными,
концертах, проводившихся в Москве, Тбилиси и Черноголовке, принимали
участие Машина Времени, Майк Науменко, Кино и другие известные группы
и музыканты.

С 1978 по 1983 год А.К. Троицкий работал младшим научным
сотрудником Института Истории Искусств. Диссертацию на соискание
степени кандидата философских наук по социологии популярной музыки
защитить не успел, поскольку был уволен из института.
С 1983 по 1985 год публикации Троицкого были под запретом в
советской печати. Тогда же началась его телевизионная карьера не
латвийском телевидении: до 1986 г. Артем вместе с
режиссером-документалистом Подниексом вел первую советскую программу
"Видео-ритмы", посвященную видео-клипам. В 1982-89 годах работал в
Лондоне.

С 1987 году Троицкий выпустил сначала в Англии, а потом в 6
странах, книгу об истории рок-н-ролла в ССР. Россия увидела ее лишь на
три года позже под названием "Рок в Советском Союзе". В 90-м году в
Италии, Англии и Голландии вышла вторая книга под названием "Тусовка.
Что случилось с советским андеграундом.", ее российского варианта не
существует.

С 1990 по 1996 год у А. Троицкого выходила с небольшими
перерывами популярная радиопрограмма "Ковчег дяди Ко" (Всесоюзное
Радио - Максимум - Радио 101). С 1997 года и по сей день в эфире
звучит его программа "ФМ Достоевский", (Европа Плюс - Радио 101 - Эхо
Москвы).

В 80-90-х годах А. Троицкий участвовал в создании телевизионной
"Программы А", где вел рубрику "Авангард". В 1991-м году впервые пошел
работать, став главным редактором музыкальной редакции
новообразованного Российского Телевидения (программы "Рок-кафе",
"Тишина номер 9", "Музыка в стиле Пепси", "Экзотика", "Программа А"),
откуда со вздохом облегчения ушел в начале 1994 года.

С 1994 по 96 год - заведующий музыкой на канале НТВ, ведущий
известной программы "Кафе Обломов". С 95 года также - основатель и
первый главный редактор русского журнала Playboy. В 1999 Троицкий
делает программу "Культтовары" на канале "Культура", после чего с еще
более глубоким вздохом облегчения уходит с телевидения навсегда.

1997 году был удостоен профессиональной премии музыкальных
масс-медиа как лучший журналист года.

 

 


НАШИ ДРУЗЬЯ

Юридическая Фирма «Ай Пи Про» (IPPRO), Защита интеллектуальной собственности
Интернет Магазин Настоящей Еды «И-МНЕ», Экологически чистая Еда
«Тикток+Лунатик в России и СНГ», Официальный дистрибьютор чикагской дизайнерской студии MINIMAL. Премиум-аксессуары для продукции Apple
Гео-чаты Hypple
МахаПак, Креативная рекламная упаковка
Рекламное агентство «Навигатор», Креативные сувениры и елочные шары с логотипом
КСАН, Агентство интерактивного маркетинга
Prezentation.ru Мультимедийные презентации, маркетинг
«Моносота», Дома Будущего
«Сибирские узоры» Игоря Шухова
Китайский Проводник

 

Наши почтовые рассылки
В помощь Дзенствующему

 

 

 

Copyright © 1999-2014 ZenRu