Научно-популярная библиотечка им. Монаха Мун-дака

 

КАПЛИ ВОДЫ - КАПЛИ ВРЕМЕНИ

Рольф Эдберг
"Наука и Жизнь" № 11 1989 г.

 

Наша планета, по неведомой счастливой случайности — единственная в Солнечной системе водная планета, сегодня становится планетой оскверненных вод. Пока еще есть пути к спасению, но с каждым годом и днем они будут все труднее.

Наверно, древнейшим из культов был культ источника. Сменялись сотни и тысячи верований, но жертвоприношения у источников сохранялись. Поток, иссякающий осенью и возрождающийся весной, воспринимался как олицетворение ритма и течения жизни. Омовение в реке стало очистительным ритуалом и посвящением, приобщающим человека к святости воды. Что-то из этого осталось до нашего времени. Ганг, священнейшая из рек, чье бурное течение смиряется после того, как она ниже высокогорных ледников процеживается через «нечесаные кудри бога Шивы», тысячелетиями сохраняет трепетное отношение к себе.

Гаты для омовения на берегу Ганга в Варанаси. Для правоверных индуистов паломничество к Гангу остается кульминационным пунктом всей их жизни. Совершить омовение в его водах — значит обновиться и очиститься от всех грехов, пить его воду — высокая честь, быть после смерти сожженным на берегу Ганга, чтобы прах смешали с водой купающихся и пьющих,— сокровенное желание каждого индуиста. Старики просят отвести их к Гангу, чтобы умереть на его берегу. Кто на рассвете наблюдал индуистов, совершающих омовение в Ганге и приветствующих поднятыми руками восходящее солнце, а вечером того же дня в буддийском xpaмe в горах Непала слушал, как звуки гонга провожают светило, ныряющее в охваченные заревом волны гималайского снега, дарующего воду реке, тому представляется, что он был свидетелем извечного призыва, обращенного к жизненосным силам.

Ритуалы, в которые кто-то, быть может, верит, а кто-то нет, продолжают существовать, часто как отголоски исчезнувших религий. В христианских обществах Запада сохраняется очистительный обряд крещения. У народа тхай родичи покойного смачивают каплями воды его руки; во время брачного обряда руки жениха и невесты увлажняют водой из священной раковины. Совсем другой обряд можно наблюдать ниже Братской ГЭС, одного из величайших в мире гидротехнических сооружений: после официальной регистрации брака советские жених и невеста даруют укрощенной реке свадебный букет и немножко шампанского.

Вначале полезное и священное были слитны. Когда же человек стал вмешиваться в естественный круговорот природы, священное отступило на второй план, а польза — предполагаемая польза — все больше абсолютизировалась, Там, где, блюдя ритуал, крестили новорожденных, увлажняли водой руки умершего или бросали в реку свадебный букет, эти акты стали показными, лишенными первоначального смысла. На воду все больше смотрели как на ресурс, с которым можно вольно обращаться. Последствия часто оказываются фатальными. Те же каналы, которым древние культуры были обязаны своим расцветом, оказались причиной их упадка. Соли, размытые в горах, но лишенные возможности стекать с реками в море, стали накапливаться в почве в таких количествах, что на ней ничто не могло расти. Выливаемая уже безо всякой пользы на поля влага вела к подъему грунтовых вод, и обширные площади превращались в болота.

Пожалуй, нигде человеческие жадность и невежество не обнаружились так ярко, как в долине Тигра и Ефрата, И вот некогда обожествлявшиеся реки текут через коричневатые бесплодные земли, висячие сады Вавилона увяли из-за соли, блаженная Ниневия утонула в болотах. Печальная судьба речных цивилизаций долго обходила стороной долину Нила. Здесь сами разливы реки давали орошение, а соли поглощались грунтовыми водами и возвращались в реку. Так было до наших времен, покуда союз технической сноровки и деловитого невежества не произвел величайший поворот в истории Нила.

Когда человек вмешивается в круговорот воды, он одновременно вмешивается и в геологический круговорот. Сооружая плотины, запруживая реку, мы тем самым преграждаем путь илу, и он уже не обновляет морские берега и шельф; берег, не получающий песок и ил из внутренних областей, съедается морем. Зато водохранилища заполняются илом, который укорачивает их век. И вот Нил, тысячелетия служивший примером тесного взаимодействия человека и реки, стал ярким образцом нашего неумелого обращения с водными ресурсами. Сотни миллионов кубических метров сухого песка пустыни ежегодно ложатся на дно длинного искусственного озера выше Асуанской плотины. Нет больше ритмичного биения речного пульса. Убывает плодородие полей, лишенных приносимого половодьем питательного ила. Уменьшается дельта с ее плодороднейшими почвами. В реке стремительно растет число моллюсков, в которых развиваются личинки, вызывающие у человека различные кишечные и глистные заболевания. Подъем грунтовых вод влечет за собой засоление почвы; местами соль покрывает поверхность земли, словно иней. Угроза разрушения нависла даже над пирамидами.

Драма Нила повторяется на других сценах по всему миру. Реки душат оковами, рвутся древние связи людей и воды. Когда Замбези перегородили Карибской плотиной, чтобы белое население получило энергию для рудников медного пояса и тем самым повысило свой жизненный уровень, это стало смертельным ударом по уникальной культуре банту в долине выше водопада Мози-оа-тунья. До сооружения водохранилища на реке Вольта в этой области практически не знали кишечного заболевания, которым двумя годами позже здесь уже было поражено 99 % детей. Когда, стремясь получить воду для полей и электростанций, преградили путь илу, который река Колорадо несла через Гранд-Каньон в Тихий океан, приливо-отливное движение принялось разрушать некогда плодородные морские берега. Трагедии Вавилона и Ниневии повторяются там, где орошают водой жаждущие поля. Только в бассейне Инда из-за неправильного орошения ежегодно теряются пахотные земли площадью около полутора тысяч квадратных километров.

Между тем здесь же, чтобы удовлетворить растущую потребность человечества в продовольствии, строятся планы до конца столетия удвоить площадь всех орошаемых земель, а промышленное потребление воды за это же время должно увеличиться в 10 раз. Осадков не прибавится. Жизнь земли зависит от тех 40.000 кубических километров влаги, которые ежегодно приносят суше рожденные морями облака. И дары эти распределяются неравномерно. Во многих районах земного шара людей преследует призрак жажды. Тридцать беднейших стран страдают от хронического недостатка воды, усугубляющегося с каждым годом. Огромное количество человеческого труда расходуется там только на то, чтобы приносить домой воду для хозяйственных нужд. Каждый день женщины вынуждены под жгучим солнцем идти по нескольку километров, чтобы наполнить кувшины или горлянки животворной влагой. Да и поля нуждаются в воде. Индустриальные страны, еще не зная недостатка в воде, бездумно разработали технологии, при которых расходуется триста тысяч литров воды на производство одной тонны бумажной массы, шестьсот тысяч литров на тонну азотного удобрения, больше миллиона на тонну пластика.

Мы редко задумываемся над тем, какого огромного расхода воды требует наша техническая цивилизация. При нынешних способах ведения хозяйства поверхностных вод — свободно текущих рек, озер и вод, заточенных в водохранилищах,— уже сейчас не хватает на то, чтобы напоить людей и оросить их поля. Растет необходимость выкачивать воду из-под земли. Объем подземных вод в 6.000 раз превышает количество воды во всех реках Земли. Но обновляются подземные воды чрезвычайно медленно. Если при их использовании не будет проявлена большая мудрость, чем в обращении с реками, последствия могут оказаться катастрофическими.

Уже сейчас в некоторых странах, страдающих от безводья, — таких, как Индия, — понижение уровня грунтовых вод принимает тревожный характер. Отток превышает приток. Мало того, что на каждого жителя Земли приходится все меньше воды. Она уже не так чиста, как прежде. Еще совсем недавно в горах, стоя у кромки ледника, мы утоляли жажду рожденной им влагой. И живо представляли себе, как Линней вместе с проводником-лопарем бродил по норвежским горам. Когда им захотелось пить, лопарь ножом вырезал во льду ямку, куда набежала вода. «Она была очень вкусная, и мы попили вволю», — отметил придворный врач. Мы тоже вдоволь напились ледяной воды, окунув лицо в горный ручей, такой прозрачный, что кажется — ничто не отделяет тебя от камней на дне. Сама чистота освежает горло. Но там, внизу, где кончаются горы, поток вливается в созданную нами технологию, пройдя через которую, вода становится восприемником и переносчиком выделений индустриального общества.

Химическая промышленность ежегодно выпускает около тысячи новых соединений, молекулы некоторых из них обладают ядовитыми свойствами, и они попадают во влагооборот. Азотные удобрения убивают все живое в озерах, кислотные дожди душат жизнь в ее исходном элементе. В наши дни европейским рекам достается в десять раз больше серы, чем это было в доиндустриальном обществе. В развитых странах уже нет воды, совсем свободной от какого-либо загрязнения. Только в начале речных систем, в высокогорных ручьях еще можно встретить воду первозданной чистоты. Несколько веков назад Рейн (что означает «чистый») вполне оправдывал свое название. Галька на дне прозрачного потока переливалась яркими красками — то было «рейнское золото» мифических карликов. Теперь золото Рейна погребено под наносами с оголенных склонов, промышленными и бытовыми выбросами. Вода, которую голландцы в устье реки пьют из своих кранов, многократно прошла через туалеты и индустриальные установки.

Не уберегли от порчи и самые большие водоемы. Одно из великих американских озер — Эри практически мертво с середины шестидесятых годов. Некогда богатое рыбой Азовское море превратилось в гальюн. Редкой голубизной и прозрачностью (видимость до сорока метров) озеро Байкал обязано своей чистоте и цвету эндемичной инфузории, не приживающейся в других водоемах; теперь этому уникальному для нашей планеты организму грозит гибель из-за промышленных сбросов.

Предполагают, что к концу столетия объем сточных вод в мире возрастет в 10 раз. Растущие горы отбросов загрязняют грунтовые воды на все больших площадях. В питьевой воде даже после тщательной очистки остается до 20 % стабильных загрязняющих соединений в основном индустриального происхождения.

Многим из развивающихся стран, где хронически не хватает воды, грозит великая катастрофа. Там в сельской местности лишь 1-му из 5-и жителей доступна относительно доброкачественная вода и лишь 1 из 7-и может пользоваться уборной, отвечающей требованиям санитарии. Речная вода кишит болезнетворными бактериями.

Многие обитатели земного шара умирают от жажды, еще большее число людей — от загрязненной воды. Восемьдесят процентов всех болезней вызваны недоброкачественной водой или антисанитарными условиями жизни. Только от поноса ежегодно умирают 6.000.000 детей, отравленных грязной водой. Миллионы гибнут от холеры, тифа, дизентерии и глистов. Единственная в Солнечной системе водная планета стала планетой оскверненных вод. В тишине норвежских гор мы все явственнее слышим древнюю мудрость:

Оскверняющий грязью светлые воды источника
Лишает себя питья.

Эти слова были написаны греческим поэтом за пятьсот лет до начала нашей эры...

 

в Научно-популярную библиотечку им. Монаха Мун-дака

на главную страницу